Top.Mail.Ru
$ 50.73
£ 64.48
¥ 38.75
 55.10
 7.86
Нефть WTI 113.72
GOLD 1817.13
РТС 1437.95
DJIA 31438.26
NASDAQ 11524.55
BTC/USD 20115.00
рынки

Черных металлургов настигли черные дни

Фото: Jaroslav Ozana / CTK / Global Look Press Фото: Jaroslav Ozana / CTK / Global Look Press

Наложенные на «Северсталь» и ее главного акционера Алексея Мордашова американские санкции стали очередным болезненным ударом для российских черных металлургов, что демонстрируют котировки. Ограничения закрывают путь крупнейших российских игроков на привычные внешние рынки, а разворот на Восток, который в глазах государства предстает панацеей от всех санкций, отечественных сталелитейщиков не спасет: Китай и сам производит более 50% мировой продукции черной металлургии.

Минфин США 2 июня внес в черный список (SDN-list) Мордашова и его ключевые активы: «Северсталь», золотодобывающую компанию Nordgold, а также «Севергрупп», через которую бизнесмен контролирует «Силовые машины» и крупную лесопромышленную компанию «Свеза». Под ограничения также попали сыновья миллиардера Никита и Кирилл и его третья супруга Марина Мордашова.

Американское ведомство дало срок контрагентам «Северстали» до 31 августа свернуть действующие сделки. Попадание в SDN-list говорит о запрете американским лицам на любое взаимодействие с компанией и предполагает вторичные санкции и для лиц вне США. Другими словами, такие санкции перекрывают для «Северстали» фактическую возможность вести международную торговлю.

За два дня, 2 и 3 июня, акции «Северстали» обрушились на 29%. Аналитики BCS Express дают высокую вероятность рисков дальнейшего снижения. За «Северсталью» потянулись и остальные участники «большой тройки»: котировки НЛМК просели на почти на 5%, ММК — на 5,36%. К слову, непосредственно на руководителей НЛМК и ММК западные санкции не распространялись, однако аналитики отмечают сильную зависимость финансовых показателей компаний от конъюнктуры на металлургическом рынке.

Распродажа акций «Северстали» продолжится до того момента, пока не будут полностью подсчитаны риски в оценке капитализации компании, а это займет еще несколько дней отмечал аналитик «Финама» Алексей Калачев. По его словам, перспективы роста акций остаются «пока смутными».

США при желании могут снять санкции со «Северстали», но при условии, что Мордашов перестанет контролировать организацию, предположил эксперт. Однако, по его словам, процедура отмены ограничений очень долгая, это вряд ли случится в этом году.

прочитать весь текст

Между тем цветная металлургия чувствует себя превосходно: игроки отрасли не слишком серьезно пострадали от санкционных ограничений, а их акции уже почти вернулись на докризисный уровень. Но стоит сказать, что это не коснулось депозитарных расписок. Кризис больше всего сказался на депозитарных расписках Petropavlovsk и «Полиметалла», которые с начала года подешевели на 67,7% и 49,6% соответственно, отмечал главный аналитик ПСБ Егор Жильников «Коммерсанту».

Разворот вокруг себя

Положение сталелитейных компаний ухудшилось после принятия Евросоюзом четвертого пакета санкций, включающего в себя запрет поставок нескольких категорий проката, то есть продукций с высокой добавленной стоимостью, отмечал Алексей Калачев. «Северсталь» еще с того момента оказалась в авангарде пострадавших — более 30% выручки компании приходилось на Европу, причем преимущественно на прокат. Всего ЕС в прошлом году импортировал из России 3,74 млн тонн готовой стальной продукции, а из них 2,86 млн тонн пришлось на плоский прокат, следует из данных европейской металлургической ассоциации Eurofer.

Если принять во внимание желание российских властей заменить европейский нефтерынок рынок на азиатский, то такой разворот в случае с черным металлом не пройдет: только Китай производит больше половины всей стали в мире, а весь регион, включая Южную Корею, обеспечивает 70% мирового производства. Более того, они уже поделили между собой европейские квоты российских металлургов, писал «Коммерсант». Конкуренция на рынке металлов намного выше, чем на нефтяном, а спрос менее эластичный. Соответственно, войти на новые уже законтрактованные рынки со своим металлом — крайне сложная история, отмечал частный инвестор Антон Весенний. «Это отличает “черных” металлургов от “цветных” — у “Русала”, и тем более “Норникеля”, есть уникальная продукция, от которой критично зависят целые отрасли в глобальном масштабе», — объяснял он.

Черные металлурги будут вынуждены переориентировать на восточное направление около 4 млн тонн своей продукции в год, писал президент «Русской стали» и глава «Северстали» Алексей Мордашов в письме первому вице-премьеру Андрею Белоусову 28 мая.

По расчетам «Русской стали», разворот на Восток увеличит расстояние доставки грузов более чем в три раза — с 2,3 тыс. до 7,9 тыс. км, что приведет к дополнительным расходам компаний в 17 млрд рублей в год.
Также из-за этого подорожает фрахт — уже в марте его стоимость в турецкие морские порты выросла более чем в 2,5 раза, а в морские порты Китая — в четыре раза, писал вице-премьеру Мордашов.

Между тем доля азиатского направления в экспортных поставках металлургов уже превышает 50% против 10-20% до начала геополитического обострения, утверждают в ассоциации «Русская сталь» (объединяет крупнейшие российские компании черной металлургии, в том числе «Северсталь», ММК, НЛМК и Evraz). «Из-за санкций металлурги вынуждены перенаправлять экспортные потоки с премиальных рынков Европы в Турцию и страны Азии, в основном в Китай», — заявлял исполнительный директор «Русской стали» Алексей Сентюрин РБК. По его словам, новые клиенты решили воспользоваться ситуацией и потребовали скидки по сравнению с традиционными рынками сбыта. По слябам — заготовкам для производства листовой стали — скидки достигают 30%, или $250 за тонну. При высоком курсе рубля цена продажи слябов практически равна или даже ниже ее себестоимости, отметил он.

Сейчас порты Черного моря не отгружают российскую сталелитейную продукцию, поэтому оптимальным вариантом остается Владивосток, куда компании уже направляют свою продукцию, но в меньших масштабах. По словам Сентюрина, стоимость фрахта из Владивостока в Китай выросла в 2-2,5 раза.

Таким образом давно «поделившие» рынок черного металла и привыкшие к относительной стабильности его мейджоры будут вынуждены вспомнить о конкуренции между друг другом, но уже на чужих берегах.

Российские нереалии

С мая резко ухудшилось размещение на поставку стали и в России, емкость рынка тоже снижается, отмечал Сентюрин. По оценкам Всемирной ассоциации стали (World Steel Association; WSA), в 2020 году потребление стали в стране может упасть на 20%, до 35,1 млн тонн против 43,9 млн тонн в 2021-м. Глава Минпромторга Денис Мантуров в конце мая заявил, что не согласен с этим прогнозом. Он полагает, что спрос на сталь снизится, но не ниже 10%. Министр уверен, что внутренний спрос сохранится за счет реализации нацпроектов и общего развития секторов индустрии, в частности, строительства.

По данным WSA в марте производство стали в России упало на 1,8% до 6,6 млн тонн. Падение в СНГ из-за геополитической напряженности выглядит еще более драматично — обвал на 19,2%, до 7,4 млн тонн.

Прогнозы не менее печальны. В этом году потребление стали в стране может упасть на 20%, до 35,1 млн тонн против 43,9 млн тонн в 2021 году, следует из прогноза WSA. В следующем году объемы потребления останутся на уровне 2022-го, а общее потребление стали в России, странах СНГ и на Украине упадет на 23,6%, до 44,6 млн тонн, считают аналитики WSA. По их словам, в 2023-м году произойдет рост на 1,1%, до 45,1 млн тонн.

прочитать весь текст

Кроме того, с 1 июня по 31 июля начнут действовать квоты на экспорт лома и отходов черных металлов, что естественным образом нажмет на цены на сталь на внутреннем рынке. Еще 16 марта горячекатаный лист у отечественных металлотрейдеров в среднем обходился в 85 104 рубля, а уже к 3 июня он подешевел до 80 578 рублей. Цена холоднокатаный лист со 2 марта по 3 июня опустилась на 12,71% — с 69 370 рублей до 79 468 рублей.

Упадет и внутренний спрос: в стране остановлены производства и ввоз запчастей мировыми автогигантами, а рост ипотечных ставок вслед за ключевой сдержит спрос со стороны девелоперов. Предложение президента о поддержке отрасли за счет роста инфраструктурных проектов — отложенное решение, поскольку такие проекты еще не отобраны, а расходы на них не заложены в бюджет текущего года, отмечают аналитики «Финама».

Входящие в «Русскую сталь» компании шли навстречу правительству и даже переходили на прямые долгосрочные контракты с потребителями с отвязкой от внешних котировок, но все равно продолжают звучать предложения по ограничениям на экспорт металлов и регулированию внутренних цен, возмущался Сентюрин.

В конце мая «Русская сталь» предупредила, что дальше без принятия мер по поддержке отрасли будет хуже. Прежде всего речь идет об отмене акциза на жидкую сталь (сплав железа с углеродом, традиционное сырье для производства металлопродукции) и повышенном налоге на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на железную руду и коксующийся уголь.

К слову, акциз на жидкую сталь и обновленная формула расчета НДПИ была введена в России с начала 2022 года. Так, ставку для железной руды установили на уровне 4,8% от средней цены на продукт за налоговый период, на коксующийся уголь — на уровне 1,5%, акциз на жидкую сталь — 2,7%.

Сентюрин утверждает, что в нынешних условиях налоги приводят к убыточности некоторых компаний, которые были вынуждены снизить объемы производства, поскольку затраты на акциз и повышенный НДПИ составляют 10%. Кроме того, укрепление рубля совершенно невыгодно сталелитейщикам, поэтому они попросили власти принять меры для ослабления нацвалюты.

Еще по теме