GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
мнения

Интрига цифрового рубля

Этой весной Банк России опубликовал на своем сайте концепцию цифрового рубля — цифровой валюты Центрального банка (ЦВЦБ). Когда в октябре 2020 года регулятор представил для обсуждения соответствующий консультативный доклад, то объявил, что намерен провести большое количество консультаций с участниками рынка, чтобы в первую очередь решить, нужна ли стране ЦВЦБ. Однако дальнейшие его шаги показали, что решение уже было принято и менять его никто не собирался. Поэтому концепция практически и не отличается от предшествовавшего ей доклада.

Действительно, были проведены многочисленные консультации, встречи, видеоконференции. Однако по наиболее принципиальным возражениям со стороны участников рынка регулятор свою позицию не только не поменял, но даже, по сути, и не вступал в дискуссию. Так, вопрос о том, зачем вообще нужен цифровой рубль, какую цель преследует его внедрение и что государство может сделать с его помощью такого, чего нельзя реализовать уже имеющимися средствами, был просто проигнорирован.

При этом Банк России явно форсирует реализацию проекта — согласно стратегии развития национальной платежной системы, прототип платформы цифрового рубля должен быть разработан уже в этом году, а дорожная карта по ее внедрению — в IV квартале следующего года. Создается впечатление, что регулятор торопится запустить цифровую валюту, просто чтобы оказаться в числе первых в мире.

Конечно, обогнать Китай и Швецию, где прошла стадия пилотного проекта и началось реальное внедрение цифровой валюты, уже не получится, но опередить США, Великобританию, Германию и Францию вполне реально. Стоит отметить, что у упомянутых Китая и Швеции были достаточно явно сформулированные цели, для чего в этих странах вводится цифровая валюта. Первый нуждается в ней для вытеснения наличных и поддержки зарубежной диаспоры в регионе Персидского залива, а вторая с ее помощью планирует компенсировать сокращение наличных в обороте.

ЦВЦБ отличается от наличных денег тем, что имеет цифровую форму, в отличие от физических монет и банкнот. ЦВЦБ также отличается от существующих форм безналичных платежных инструментов для потребителей, таких как кредитные переводы, прямой дебет, карточные платежи и электронные деньги, поскольку представляет собой прямое требование к Центральному банку, а не обязательство частного финансового учреждения. Этот тип безрискового требования также отличает ЦВЦБ от криптовалют (например, биткоинов) или других частных цифровых токенов (например, так называемых стейблкоинов, таких как Tether)

прочитать весь текст

Что же касается США и Западной Европы, то там пока с осторожностью смотрят на цифровую валюту и предпочитают подождать, когда другие страны совершат на этом пути неизбежные ошибки. Большинство центральных банков активно продолжают изучать варианты внедрения цифровых валют. При этом маловероятно, что ведущие регуляторы начнут полномасштабные проекты в этом году.

Крупные страны, в которых идут пилотные проекты, даже еще не решив вопрос хождения цифровой валюты внутри страны, уже придают большое значение эффективности и безопасности трансграничных платежей. Эти два направления являются основными факторами проектов Stella Европейского центрального банка и Банка Японии, Jasper Ubin Банка Канады и Валютного управления Сингапура, а также InthanonLionRock Валютного управления Гонконга, Банка Таиланда и Aber — Валютного управления Саудовской Аравии — и Центрального банка Объединенных Арабских Эмиратов. Так, в Inthanon-Lionrock стороны из двух систем напрямую участвуют в общей коридорной сети с совместно контролируемым оператором, что позволяет производить трансграничные платежи через депозитарные расписки, привязанные к ЦВЦБ, хранящейся во внутренних системах.

Тем не менее единая система ЦВЦБ ставит перед центральными банками целый ряд политических вопросов. Совместное управление сводом правил и механизмы управления для общей системы будут лишь одним аспектом. Более широкие последствия выпуска ЦВЦБ для денежно-кредитной политики, финансовой стабильности и платежной политики необходимо будет проработать для каждого центрального банка, что потенциально потребует компромиссов. Например, им необходимо будет оценить, готовы ли они передать некоторые функции системного контроля и мониторинга оператору, для чего потребуется (совместно) согласовать механизмы управления. Согласование этих компромиссов между несколькими центральными банками будет сложной задачей.

Мотивы для исследований ЦВЦБ по-прежнему разнообразны. Центральные банки развивающихся стран стремятся снизить зависимость от наличных денег. Островные государства Карибского бассейна имеют долгую историю денежных инноваций — жизнь на относительно небольших островах представляет собой проблему для их граждан из-за сложности доступа к финансовым ресурсам. население которых составляет около 620000 человек, обслуживаемых 21 банком. Восточно-карибский доллар привязан к доллару США. Токены рассматриваются как цифровые деньги и представляют требование к Центральному банку. Распределенный реестр, в котором они записываются и передаются,— частный. Мотивы, побуждающие к реализации пилотного проекта, включают эффективность платежей, финансовую доступность и инклюзивный рост бизнеса.

Возможно, ближе к началу реализации пилотного проекта цифрового рубля станут понятны мотивы и Банка России, которыми он руководствуется при внедрении цифрового рубля. Хотя нельзя исключать, что интрига будет сохранена вплоть до начала его полноценного интегрирования в финансовую систему страны.