$ 76.48
 90.49
£ 100.07
¥ 72.92
 84.32
GOLD 1901.13
РТС 1153.02
DJIA 28219.41
NASDAQ 11456.61
финансы

На нет и суда нет: миллиарды Леонтьева в РФ больше не ищут

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

В Агентстве по страхованию вкладов (АСВ) мотивировали исключение основного акционера «Пробизнесбанка» Сергея Леонтьева из числа ответчиков по долгам банка на 68,5 млрд руб. Как объяснили «Компании» в АСВ, имущества в России у Леонтьева нет, а иностранные юрисдикции могут отказать в исках к нему, если такие иски будут предъявлены в РФ. Юристы называют мотивировку странной. Между тем в 2016 году активы Леонтьева оказались в руках у связанных с АСВ лиц.

Сергей Леонтьев покинул Россию в 2015 году, когда «Пробизнесбанк», главный банк его финансовой группы «Лайф», был лишен лицензии и обанкротился. В 2017 году Следком возбудил против бенефициаров и топ-менеджеров банка уголовное дело. Как утверждает следствие, Леонтьев с партнером Александром Железняком похитили в составе преступной группы 25 млрд руб. По версии СК, банк выдавал подконтрольным однодневкам заведомо невозвратные кредиты, которые конвертировались в доллары и переводились за рубеж. По данным конкурсного управляющего — АСВ — деньги выводились из «Пробизнесбанка» путем скупки неликвидных ценных бумаг. ЦБ выяснил, что обязательства банка превысили активы на 62,8 млрд руб.

В августе 2018 года АСВ подало в Арбитражный суд Москвы иск на 68,5 млрд руб. к девяти бенефициарам и менеджерам «Пробизнесбанка», но Сергея Леонтьева среди них не оказалось. Удивленные кредиторы банка потребовали внести основного акционера в число ответчиков, но суд по просьбе АСВ им отказал. В 2019 году 210 кредиторов «Пробизнесбанка» подали в тот же суд аналогичный иск — но уже с Леонтьевым в числе ответчиков.

В марте суд арестовал имущество Железняка и трех топ-менеджеров банка на общую сумму около 62 млрд руб. Имущество Сергея Леонтьева под арест не попало. В сентябре 2020 года арбитраж удовлетворил иск АСВ к менеджерам и бенефициарам банка на 68,5 млрд руб. — и снова без Леонтьева.

На вопрос «Ко», почему АСВ возражало против его включения в список ответчиков, в агентстве сообщили, что «в рамках комплексной стратегии привлечения Сергея Леонтьева к ответственности в виде возмещения убытков конкурсным управляющим АКБ "Пробизнесбанк" поданы исковые заявления в иностранных юрисдикциях». По словам представителей АСВ, «целесообразность обращения в компетентные суды иностранных юрисдикций обоснована отсутствием у Леонтьева имущества на территории Российской Федерации, что подтверждено данными, полученными в рамках исполнительного производства в отношении Леонтьева». Кроме того, как утверждают в АСВ, «предъявление требований к Сергею Леонтьеву на территории Российской Федерации влечет вероятность отказа в рассмотрении указанных исковых заявлений в иностранных юрисдикциях».

В каких юрисдикциях к Леонтьеву поданы иски, в АСВ не уточнили. В 2019 «Прайм» со ссылкой на представителя агентства в арбитраже упоминал о Кипре и Австрии. При этом Леонтьев, как и его партнер Александр Железняк, живет в США. В 2017 году РАПСИ сообщало, что Федеральный суд Южного округа Нью-Йорка разрешил агентству вручить Сергею Леонтьеву, «не являющемуся стороной в деле о банкротстве "Пробизнесбанка"», повестки с целью получения у него показаний и документации об этом банкротстве. Таким образом, можно сделать вывод, что обращение АСВ в американский суд не являлось иском.

«Позиция непонятна и нелогична»

Но почему, собственно, иностранные юрисдикции могут отказать в исках к Леонтьеву, если он станет ответчиком в РФ? Ведь иски против банкиров Георгия Беджамова и Сергея Пугачева, поданные в России, не мешают группе «А1» помогать тому же АСВ в розыске их активов.

Член Ассоциации юристов России Александр Кукуев предполагает, что АСВ пытается избежать параллельных разбирательств — случаев, когда судебными органами разных стран рассматриваются схожие либо идентичные обстоятельства и решение по одному из дел может повлиять на другое.

В странах континентальной системы права либо существует прямой запрет на параллельные разбирательства, либо он следует из системного толкования их правовых норм, объяснил «Ко» юрист. Если имущество привлекаемого лица находится в таких странах, то спор в российском суде действительно может помешать параллельному процессу. В странах общей системы права такие процессы допускаются, возможную конкуренцию состоявшихся судебных актов предполагается разрешать уже в рамках процедуры по признанию решений иностранных судов. В Англии и Уэльсе суды предусматривают принцип comity principle (принцип международной вежливости), отмечает Кукуев.

Управляющий партнер Адвокатского бюро «Фридман, Гирин и Партнеры» Денис Фридман считает, что мотивировка АСВ звучит странно. Он напоминает, что судебные разбирательства в отношении банкиров в России (например, в отношении Дмитрия Ананьева) не мешают искать их имущество по всему миру. При этом иностранные суды требуют предоставить решения судов в России.

«Практика по розыску имущества в других юрисдикциях уже сложилась, алгоритм действий известен, — пояснил "Ко" адвокат-международник. — По моему мнению, Леонтьева сперва надлежит признать контролирующим лицом в России, а уже потом разыскивать по всему миру его имущество и накладывать на него арест. Пока у него не возникло обязанности по оплате даже на родине, ее точно не возникнет и за рубежом в рамках международного частного права. Где-нибудь в Великобритании или на Каймановых островах у вас для начала спросят: дайте нам документ, что он признан контролирующим лицом и/или у него установлена в законном судебном порядке обязанность по выплате тех или иных долговых обязательств, прежде чем мы рассмотрим ваше прошение об аресте, ограничении или изъятии имущества в той или иной юрисдикции».

Кроме того, по словам Фридмана, любому решению российского суда предстоит пройти процедуру экзекватуры — легализации решения в иностранной юрисдикции, где планируется арест имущества. «Если в России к человеку не предъявили требований, иностранный суд может сказать: господа, а какие мероприятия вы провели в России по поиску его имущества, и чем, собственно, подтверждается обязанность по уплате? Вы исчерпали возможности обеспечения требований на своей территории?», — рассуждает он.

«По схожему делу мы сейчас представляем интересы кредиторов в Греции, где человек купил имущество на украденные у дольщиков деньги, — приводит пример адвокат. — Первое, что нам сказали в Греции: где решения судов РФ, мы хотим на них посмотреть. Поэтому здесь позиция АСВ как минимум непонятна и нелогична. Это пустые слова в красивой обертке».

Активы Леонтьева у связанных с АСВ лиц

В 2017 году, когда американский суд разрешил АСВ вручить Сергею Леонтьеву повестку о даче объяснений по банкротству «Пробизнесбанка», экс-банкир просил суд отменить это разрешение. По словам Леонтьева, оно было выдано в нарушение «акта Магнитского», поскольку глава компании «Кворум», привлеченной АСВ в качестве юрфирмы-консультанта, находился под санкциями США.

Под «Кворумом» Леонтьев, вероятно, имел в виду «Кворум Дебт Менеджмент Групп» (QDM) Артема Зуева, подарившего жене в 2016 году винзавод «Золотая балка» в Севастополе. Совладелец «Кворума» юрист Андрей Павлов действительно фигурировал в деле Сергея Магнитского и оказался под санкциями США.

The Bell и «Проект» со ссылкой на показания Александра Железняка, данные под присягой в США, сообщали, что с Зуевым Железняка свел в 2016 году в Цюрихе замглавы АСВ Валерий Мирошников. Зуев от имени Мирошникова и начальника банковского отдела Управления «К» ФСБ Кирилла Черкалина якобы предложил Железняку и Леонтьеву выбор: либо они вернутся в Россию, получив по четыре года домашнего ареста и компенсацию от продажи своих активов, либо станут объектами международного преследования. Банкиры отказались. Сам Зуев позже это опроверг, заявив Forbes, что выступал на встрече лишь в роли юридического консультанта АСВ.

По словам Железняка, за два года до этого, еще в Москве, Черкалин предложил ему и Леонтьеву в обмен на покровительство принять вице-президентом в «Пробизнесбанк» отставного ФСБшника и уступить крупную долю в группе «Лайф» компании, связанной с высокопоставленными сотрудниками ФСБ и Генпрокуратуры. В итоге, как утверждают The Bell и «Проект», смотрящего от силовиков банкиры взяли, но долю в бизнесе им не отдали.

В 2016 году, после банкротства группы «Лайф» и бегства ее владельцев, АСВ продало входивший в группу «Национальный банк сбережений» Артему Зуеву. Еще один актив группы, банк «Пойдём!», оказался в собственности бывшего санатора группы «Лайф» из АСВ Михаила Кузовлева. Оператором торгов была «Южная электронная торговая площадка», чей адрес совпадал с адресом компании «Си Пи Эссетс Менеджмент» Артема Зуева.

В 2019 году суды по иску кредиторов группы «Лайф» признали продажу банков группы Зуеву и Кузовлеву недействительной. В том же году полковника ФСБ Черкалина и двух его бывших коллег арестовали за взятки в обмен на покровительство банкирам, при обыске у них нашли 12 млрд руб. Замглавы АСВ Валерий Мирошников покинул Россию, он проходит по делу Черкалина.