$ 75.75
 82.23
£ 93.23
¥ 69.64
 77.92
Нефть WTI 33.51
GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
бизнес

Сладкий социализм закончился

Фото: РИА Новости Фото: РИА Новости

Президент Белоруссии утверждает, что арестованные директора четырех государственных сахарных заводов отправляли продукцию в Россию по демпинговым ценам, а потом, через зарегистрированную в РФ «Белорусскую сахарную компанию», перепродавали ее назад в Белоруссию по более высоким внутренним ценам, присваивая разницу.

По мнению Александра Лукашенко, если бы директора не жульничали, кризис перепроизводства в отрасли не был бы столь острым. Но решить рыночную проблему административным путем едва ли получится: несмотря на техническую продвинутость белорусских заводов, последние три года их продукция не в состоянии конкурировать по цене с российской.

Проблемы с экспортом сахара в Россию у Белоруссии начались три года назад, после так называемой сахарной войны. Озабоченная импортозамещением Москва много лет обвиняла белорусов в том, что те демпингуют, выдавая дешевый тростниковый сахар на российском рынке за дешевый свекловичный. Российские заводы делать сахар из тростникового сырца не могли из-за высокой ввозной пошлины на него, а Белоруссия импортировала его из Бразилии беспошлинно. Статус суверенного государства давал ей такое право, но как член ЕАЭС Белоруссия входила в единое таможенное пространство и обязана была согласовывать пошлины. В 2016–2017 годах Минск по требованию Москвы прекратил беспошлинный ввоз тростникового сырца.

И выяснилось, что, работая на своей свекле, белорусы, в отличие от россиян, выйти в плюс не могут. Мало того — они стали проигрывать россиянам и на собственном рынке.

«Внутренний рынок насыщен дешевым российским сахаром, — заявил осенью прошлого года председатель наблюдательного совета ОАО "Слуцкий сахарорафинадный комбинат" Осип Дапиро. — Не будем говорить, что в большинстве своем это сахар сомнительного качества. Лучше скажем о том, что его низкая цена обусловлена в первую очередь абсолютно неравными условиями, в которых работают сахаропроизводители Белоруссии и России. Это касается прежде всего огромной разницы в стоимости свеклы и газа, которую невозможно компенсировать даже гораздо более высокими технологическими и техническими показателями работы отечественных заводов».

На самом деле газ, который госпредприятия Белоруссии получают со скидкой, мало сказывается на цене сахара, комментирует бывший председатель Объединенной гражданской партии страны, экономист Ярослав Романчук . А свекла обходится заводам дороже, чем в России, потому что высокая цена на нее — как и на множество других товаров внутри страны — устанавливаются государством без рыночной логики. По словам Романчука, ровно такая же ситуация в Белоруссии с цементом, молочной продукцией и мясом. Даже автомобили Geely белорусской сборки стоят в Смоленске дешевле, чем в Минске.

Еще одной причиной убытков белорусских заводов стало падение цен на российском рынке из-за перепроизводства сахара, которое продолжается уже четвертый год. В 2019 году потребительские цены на сахар снизились на 33% до 31,12 руб/кг, констатирует «Центр агроаналитики» Минсельхоза РФ, и тенденция пока сохраняется из-за рекордного урожая свеклы.

«Производство сахара в России за последние 23 года совершило колоссальный рывок в шесть раз, — говорит Евгений Иванов, эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка. — При этом с одного гектара посевов свеклы мы стали собирать почти в пять раз больше сахара, резко нарастили мощность и эффективность заводов и хозяйств, страна из крупнейшего в мире импортера сахара стала заметным экспортером»

По словам эксперта, сейчас сахар вывозится из России автомобилями и по железной дороге в страны бывшего СССР, Монголию, Афганистан, КНДР и Сербию — только в декабре было вывезено 150 тысяч тонн. Однако этого мало.

«Вывозить нужно еще больше и морем, потому что в России скопились рекордные запасы сахара, — отмечает Иванов. — Но мешают два фактора: глобальное перепроизводство сахара, из-за которого мировые цены на него упали до минимума за 10-12 лет, и проблема с морскими контейнерными перевозками. Пропускная способность российских портов и всей предэкспортной инфраструктуры недостаточна, а общие издержки морского экспорта в 2-3 раза выше мирового уровня. В том числе и из-за этого наши внутренние цены на сахар упали существенно ниже мировых».

В итоге Белоруссия, поставлявшая в Россию в среднем по 400 тыс. тонн сахара в год, с осени 2016 года была вынуждена снизить ежегодные поставки до 200 тыс. тонн. Чтобы поддержать своих производителей, белорусы развели внешний и внутренний рынки, установив цены на сахар в стране выше российских. Однако это привело к росту импорта в Белоруссию российского сахара (до 50 тыс. тонн в год).

Мало того, РФ в 2019 году поставила на белорусские заводы 15% своего экспортного сахара-сырца. Что, кстати, тоже связывают с фигурантами «сахарного дела»: по одной из версий, арестованные директора проводили по бумагам дешевое российское сырье как дорогое белорусское.

Российским коллегам, привыкшим к другим масштабам коррупции, подобные злоупотребления кажутся детской шалостью. «Если посчитать за год, то четыре директора украли чуть меньше 1 млн долларов из 200 млн, то есть 0,3 % выручки, — рассуждает в беседе с "Компанией" один из участников рынка. — Как-то это мелко, в большинстве стран мира уровень воровства в отрасли на несколько порядков выше. Возможно, людей просто сделали крайними».

Рецепты оздоровления отрасли, предлагаемые либеральными экономистами и участниками ультралиберального сахарного рынка в РФ, не сулят ничего хорошего ни остаткам белорусского социализма, ни их бенефициарам – в данном случае, сельским свекловодам.

Ярослав Романчук считает инструментом выхода из кризиса полную приватизацию всех четырех государственных заводов и отказ от ценовой господдержки местных производителей свеклы.

«В Белоруссии есть конкурентоспособные отрасли, например, IT. А те, кто не может конкурировать, пусть закрывают производство. Поддерживать советскую структуру белорусской экономики больше невозможно», — говорит экс-глава оппозиционной партии.

«Выход — не просто приватизация сахарных заводов, но и переход на рыночные отношения во всех отраслях, — уверен собеседник "Ко" в российском сахарном бизнесе. — Вы посмотрите, на конец 2019 года в Белоруссии накопились рекордные запасы сахара за 200 лет. И так у них везде: затоварен и остановился БелАЗ, газовых плит наклепали столько, что продать не могут, сбыт не успевает за производством. Но переход к рынку для Белоруссии — это революция».