$ 76.45
 89.80
£ 97.36
¥ 72.78
 83.13
GOLD 1906.53
РТС 1181.24
DJIA 27147.70
NASDAQ 10778.80
мнения

Турция жмет на газ

Эрдоган заявил о готовности Турции начать самостоятельную добычу газа на ливийском шельфе. Фото: ТАСС Эрдоган заявил о готовности Турции начать самостоятельную добычу газа на ливийском шельфе. Фото: ТАСС
Дмитрий Жантиев, востоковед

Россия и Турция пытаются примирить враждующих в Ливии, но этому препятствуют растущие амбиции Анкары на газ в Восточном Средиземноморье.

Гражданская война в Ливии оказалась причудливым образом увязанной с обостряющимся конфликтом вокруг средиземноморского шельфа. На кону — огромные запасы газа на морском шельфе и проекты его поставок в страны Евросоюза.

Подписание в марте прошлого года Израилем, Грецией и Кипром межправительственного соглашения по амбициозному проекту строительства Восточно-Средиземноморского трубопровода (Eastern Mediterranean pipeline, далее — EastMed), ориентированного на транспортировку до 10 млрд кубометров газа в Европу с месторождения «Левиафан» между Израилем и Кипром, вызвало вполне предсказуемое негодование руководства Турции.

Используя свое уникальное и весьма выгодное географическое положение, Анкара желает сохранять монопольные позиции страны-транзитера для транспортировки газа в страны Евросоюза. Турция активно ведет собственные геологоразведочные работы на морском шельфе, игнорируя и отрицая права Республики Кипр, которую попросту не признает со времен Кипрского конфликта 1974 года. А раз нет признания государства — нет и признания его морской экономической зоны.

Вместо греческой Республики Кипр Турция признает де-факто подконтрольную ей Турецкую Республику Северного Кипра, с которой она «поделила» морской шельф. Но самое интересное начинается дальше — в качестве ответа на поддержанный США израильско-греко-кипрский проект EastMed президент Турции Эрдоган и глава Правительства национального согласия (далее — ПНС) Ливии (контролирующего лишь часть территории страны со столицей Триполи) Фаиз Сарадж в ноябре прошлого года подписали соглашение о военном сотрудничестве и меморандум о взаимопонимании по морским зонам. На опубликованных турецкой стороной картах эксклюзивные экономические зоны Турции и Ливии смыкаются на просторах Средиземного моря, отделяя, таким образом, Кипр от Греции, что, согласно позиции Анкары, исключает прокладку газопровода EastMed без ее согласия.

Кроме того, президент Эрдоган заявил о готовности Турции начать самостоятельную добычу газа на ливийском шельфе — хотя в нынешних условиях военных действий в Ливии и контроля войск маршала Хафтара над большей частью протяженного побережья страны реализация данного замысла представляется практически невозможной.

Но самое главное здесь — то, что Турция способна и готова подкрепить свои претензии на морской шельф в Восточном Средиземноморье и мешать проекту EastMed силой оружия: примеры вытеснения турецкими ВМС кораблей третьих стран, ведущих геологоразведку в прибрежных водах вокруг Кипра, уже были.

Что же касается турецко-ливийского соглашения, вызвавшего резкий протест со стороны Греции (греческий посол был отозван из Анкары), то его судьба напрямую зависит от сохранения у власти в Триполи Правительства национального согласия, возглавляемого Фаизом Сараджем, которое действует при поддержке Турции и Катара. Выстоит ли оно в неравной борьбе с войсками Ливийской национальной армии (далее — ЛНА) под командованием маршала Халифы Хафтара, получающими значительную финансовую и военную поддержку со стороны ОАЭ и Египта?

Ответ на этот вопрос сегодня столь же трудно дать, как и предсказать, сколько дней продлится достигнутое с большим трудом прекращение огня между противоборствующими сторонами. Войска Хафтара, начав генеральное наступление на Триполи весной прошлого года, сейчас стоят на окраинах ливийской столицы, и военные шансы ПНС на удержание своих позиций даже при ограниченной поддержке со стороны турецких войск представляются спорными.

Россия заинтересована в примирении враждующих сторон и прекращении гражданской войны, что открывает перспективы для масштабных энергетических проектов с российским участием в самой Ливии, чьи недра и морской шельф чрезвычайно богаты углеводородами. Примирение ЛНА и ПНС при совместном посредничестве Турции и России, сумевших ранее в весьма непростых условиях достичь ряда компромиссов в ходе сирийского конфликта, казалось бы, имеет серьезные перспективы.

открытия газопровода «Турецкий поток» Открытие газопровода «Турецкий поток». Фото: ТАСС

Но недавние переговоры в Москве закончились неожиданным отъездом Хафтара, отказавшегося подписать мирное соглашение с ПНС на предложенных ему условиях, согласованных при участии Москвы и Анкары.

Халифа Хафтар, судя по всему, по-прежнему рассчитывает на военную победу и занятие ливийской столицы с учетом того, что ему противостоит конгломерат ополчений и вооруженных групп, подчиняющихся порой конкурирующим между собой полевым командирам, которые при определенных условиях могут перейти на его сторону (не безвозмездно, разумеется).

Турция в сложившейся ситуации вряд ли решится на отправку в Ливию крупного контингента своих войск, тем более что Египет уже недвусмысленно дал понять, что готов ответить симметрично в пользу ЛНА. Следовательно, можно предполагать сохранение патовой ситуации вокруг Триполи на неопределенное время. Маршал Хафтар в качестве ключевого условия мирного соглашения требует роспуска военных формирований ПНС как «незаконных». Но принять эти требования Турция никак не может, поскольку подобный сценарий воспринимается как де-факто единоличное утверждение Хафтара у власти в Ливии при активной поддержке Египта, отношения с которым у Анкары резко ухудшились еще в 2013 году после отстранения от власти Мухаммеда Мурси египетскими военными.

Таким образом, развязка ливийского «узла» едва ли возможна без возобновления диалога и компромиссных договоренностей между Анкарой и Каиром, а прокладка газопровода EastMed, явно призванного стать конкурентом для «Турецкого потока», просто невозможна без торга и договоренностей Израиля и Греции с Турцией. Именно к этому и призывает Анкара, демонстрируя небывалую военно-политическую активность вокруг Ливии и в регионе Восточного Средиземноморья в целом.

Ставки в игре высоки: в конечном счете речь идет о конкуренции за поставки газа в страны Евросоюза, энергетика которых в ближайшие десятилетия, очевидным образом, будет развиваться в направлении полного отказа от угля в пользу «голубого топлива».