$ 73.97
 83.71
£ 97.78
¥ 65.51
 80.52
GOLD 1783.39
РТС 1668.26
DJIA 34580.08
NASDAQ 15085.50
BTC/USD 48465.00
бизнес

Альберт Авдолян становится угольным супергигантом

Иллюстрация «Ко». Фото: ТАСС, 123rf/legion-media Иллюстрация «Ко». Фото: ТАСС, 123rf/legion-media

Последний осколок бизнес-империи Дмитрия Босова уходит в руки Альберта Авдоляна, бизнесмена из окружения всесильного главы «Ростеха» Сергея Чемезова. $1 млрд разделят наследники покойного олигарха, а «Сибантрацит» станет бриллиантом в короне «А-Проперти» — нового гиганта угольной индустрии с почти неограниченным доступом к госфинансированию. Игры в рыночную экономику закончились, считают отраслевые эксперты.

О скорой распродаже активов Дмитрия Босова собеседники «Компании» предупреждали еще в мае прошлого года, сразу после его загадочного самоубийства. Но темпы впечатляют: не прошло и года, а от многомиллиардной бизнес-империи импульсивного угольного магната почти ничего не осталось.

В середине июня наследники Босова продали 75% «Арктической горной компании» владельцу AEON Роману Троценко. В ноябре давнему знакомому Алексея Миллера Виталию Южилину за $100 млн был продан проект «Печора СПГ». В конце января 2021 года половину Босова в Огоджинском угольном месторождении и в порту Вера на Дальнем Востоке выкупил Альберт Авдолян. По данным РБК, за 10 млрд рублей. Теперь тот же Авдолян покупает главный актив покойного олигарха — компанию «Сибантрацит». Сумма сделки оценивается в $1 млрд.

За все это восемь наследников Дмитрия Босова (его родители, дети от трех браков и вдова, безуспешно претендовавшая на большую часть «Сибантрацита») выручат около 82,5 млрд рублей. В равных долях это примерно по 10 млрд рублей на каждого. Вполне достаточно, чтобы жить по олигархическим меркам скромно, но до конца жизни ни в чем не нуждаться. Еще около 9 млрд рублей от продажи компании получат партнеры покойного по группе «Аллтек». Возможно, они останутся в совете директоров «Сибантрацита», но историю бизнесов Дмитрия Босова на этом можно считать законченной.

Любимец государства

Зато у Альберта Авдоляна все только начинается. Всего за каких-то пару лет создатель Yota с состоянием около $800 млн умудрился купить «Якутскую топливно-энергетическую компанию» с запасами 367 млрд куб. м газа и крупнейшее в России Эльгинское месторождение коксующегося угля с запасами 2,2 млрд тонн. А теперь и Огоджа с запасами 1,5 млрд тонн, и «Сибантрацит» — мировой лидер по производству и экспорту высококачественного антрацита UHG, которым с 2018 года интересовался «Коулстар» близкого к Игорю Сечина Эдуарда Худайнатова. Интересовался, но так и не купил, хотя переговоры шли.

При этом кажется, что кризис совсем не мешает Альберту Авдоляну привлекать в свои проекты неограниченное финансирование. Одна только Эльга обошлась ему в 142 млрд рублей — это не считая вложений во вскрытие «шапки» из окисленных углей, добычу и транспортировку. Порядка 85 млрд рублей ушло на покупку активов Босова. Еще $10 млрд «А-Проперти» собирается вложить в проект СПГ на базе ЯТЭК. Источники финансирования сделок «А-Проперти» не всегда раскрывает, но средства на Эльгу дали Россельхозбанк и Газпромбанк. И остальные крупные займы тоже дают госбанки, говорят собеседники «Компании» в отрасли — других денег на рынке сейчас просто нет.

Впечатляющие возможности Альберта Авдоляна принято связывать с его близостью к Сергею Чемезову. Но охота на активы Дмитрия Босова, которые Авдолян давно хотел включить в свой Якутский энергокластер, едва ли была бы столь удачной, если бы к нему не ушел партнер покойного миллиардера Александр Исаев. За неделю до своего странного самоубийства Босов со скандалом уволил его отовсюду, обвинив в хищениях и сговоре с конкурентами. Через пару недель Исаев стал главой УК «Эльгауголь», а летом компаньоны Авдоляна при его участии предъявили права на порт Вера. В августе вдова Босова Катерина обвинила Александра Исаева и его новых партнеров в рейдерских атаках на «Сибантрацит». Но в итоге именно «А-Проперти» получила все. Предложив наследникам, как говорят на рынке, не самую высокую цену.

«Хватит уже играть в рыночную экономику»

«У Авдоляна хороший коксующийся уголь и отличный антрацит, он стал владельцем лучших угольных активов в стране», — отмечает директор группы корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов. — И меня очень впечатлило, что «А-Проперти» рискнула зайти в крупные активы в депрессивной фазе рынка. Цены низкие, экологическое давление сумасшедшее: бьют и по добыче, и по генерации, и даже по транспортировке. В этой обстановке вложиться в угли — смелое решение».

Неограниченное финансирование частного проекта госбанками эксперта не смущает.

«Эльга при Зюзине начиналась как классический рыночный проект, но в итоге его вытащили госбанки. И, мне кажется, хватит уже играть в рыночную экономику. Крупные инвестпроекты без господдержки развивать очень сложно и на Западе, и у нас. SpaceX, у которого дважды взрывался корабль, — это ведь нерыночная история. Или «сланцевая революция» в США: частные компании освободили от всех налогов и не спрашивали о прибыльности, лишь бы давали объем. Там, где требуется сверхконцентрация усилий, госбанки выступают как институты развития».

Под вопросом — проект «Северомуйского тоннеля — 2», построить который Дмитрий Босов в 2019 году предлагал президенту. Прояснить его судьбу в «А-Проперти» пообещали «Компании» после закрытия сделки по «Сибантрациту». «Это был личный проект господина Босова, в инвестпрограмме РЖД его нет, поэтому возвращаться к нему не будут, — убежден гендиректор «INFOLine-Аналитика» Михаил Бурмистров. — К тому же потенциал повышения пропускной способности действующего тоннеля на БАМе полностью не исчерпан».