GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
ПМЭФ-2021

«До ковида мы все считали, что у нас много работы»

 Андрей Клычков на ПМЭФ-2021. Фото: пресс-служба губернатора Орловской области Андрей Клычков на ПМЭФ-2021. Фото: пресс-служба губернатора Орловской области

На фоне общего провального 2020 года Орловская область показала рост промышленного и сельскохозяйственного производства выше общероссийского уровня. Губернатор Андрей Клычков рассказал в интервью «Компании», что помогло этого добиться и чего не хватает всем российским регионам для качественного скачка.

На этой неделе все подводят итоги форума. Какие важные для вашего региона документы были подписаны на ПМЭФ?

— ПМЭФ — это возможность подвести итоги проделанной работы, касающейся инвестиционной деятельности. Ни у кого здесь нет иллюзий, что ты приедешь и сразу подпишешь инвестиционное соглашение. Это вопрос работы предыдущего периода, который позволяет инвестору определиться и зафиксировать свое желание и отношения на перспективу. У нас за один только день форума было подписано 4 инвестиционных соглашения на общую сумму более 8 млрд руб. Благодаря этим соглашениям в Орловской области будет создана почти тысяча рабочих мест.

Из важных больших проектов — строительство битумного терминала на территории области. На сегодняшний день поставлена задача ускоренными темпами вести дорожное строительство. А битум является одной из важнейших составляющих, цена на который постоянно меняется, в том числе из-за логистики. Современное производство, хранилища, расположенные в Орловской области, позволят нам более оперативно получать доступ к этому материалу. Я думаю, что мы сможем найти возможности по регулированию цены для наших региональных строителей.

Второе соглашение на сумму больше 6 млрд руб. касается локализации производства российской электроники на территории Орловской области. Тоже важное предприятие: 400 рабочих мест, 15 тыс. кв. м — планируемая площадь в городской черте. Налоги пойдут в муниципальную, региональную составляющую.

Итогом коронавирусной ситуации стало изменение вектора взаимодействия: если раньше регионы подписывали между собой соглашения с точки зрения выстраивания иногда формальных социально-культурных связей по обмену делегаций, то сейчас мы видим, что из-за закрытия границ и изменения потоков сырья стоит важнейшая задача по оптимизации связей между регионами. После подписания соглашений мы посидели, попили чаю с инвесторами и задали простой вопрос: «‎А чего вам не хватает?» Вы удивитесь, но сказали не про деньги, не про проблему административных барьеров или давление на бизнес.

Два ключевых запроса были озвучены. Первый — помогите с сырьем. В чем эта помощь может заключаться: например, в одном из регионов есть поставщик, нужно обеспечить стабильную поставку необходимых объемов продукта, потому что у него рынок сбыта вырос в разы. Деньги, заработанные за пандемийный год, у него есть, нужно просто обеспечить стабильную поставку сырья для переработки или изготовления продукции.

Второй момент — это кадры. Мы уже договорились с Удмуртией, Воронежем, Курском, Калининградом, Хакасией и рядом других регионов о выстраивании народно-хозяйственных связей. Вначале мы будем собирать перечень потребностей, затем на уровне губернаторов или замов организовывать связь с экономическими блоками каждого региона и искать формы оказания содействия друг другу. Тем самым мы просто возвращаем то, что раньше существовало, — взаимодействие на уровне регионов.

У одного нашего производителя, не буду говорить название, основным поставщиком всегда был Китай. Он мне сам рассказал, что сейчас наши производители готовы предоставлять немало продукции по более низкой цене. Но большинство наших производителей все равно ориентированы на западные экспортные рынки. Иногда они даже не знают, что есть потребность в их товаре в других регионах.

Но образование и подготовка специалистов — это чуть ли не вопрос номер один. Любой инвестор, приходящий в регион, ищет кадры. Казалось бы, Орловская область, где невысокая средняя заработная плата, а значит, специалистов нужно искать в Москве и в других регионах. Но сейчас мы настроены и готовы менять вектор образования, чтобы готовить востребованных специалистов.

К слову, об образовании. В начале июня вы анонсировали строительство многофункционального студенческого кампуса за 17,7 млрд руб. Есть ли понимание, когда будет реализован проект?

— На самом деле впервые идею открытия многофункционального студенческого кампуса мы озвучили еще три года назад. В 2018-м я ее обсуждал с президентом. Это уже пятая моя проектная версия, с которой мы вышли на защиту к вице-премьеру Дмитрию Чернышенко. Мы вошли в семь регионов с максимально подготовленной концепцией образовательного кампуса.

С учетом нынешних цен и темпов инфляции в перспективе четырех лет строительство оценивается в 17,7 млрд руб. У нас уже готово проектное решение, есть инвестор, поддержка по линии ВЭБ, но говорить о том, что мы решили все вопросы по проекту, пока рано. Сейчас мы представляем его на защите в правительстве, для того чтобы попасть в федеральное финансирование части затрат.

Это довольно масштабный объект. Согласно плану общежитие кампуса будет насчитывать 8 тысяч мест, предусмотрены зоны отдыха для студентов общим размером в 150 тысяч кв. м. В продолжение разговора о кадрах: этот проект для нас один из ключевых. Мы считаем, что Орловская область, не имея доступа к природным ресурсам в достаточных объемах для обеспечения бюджета, может рассматривать образование как один из ключевых драйверов развития.

Как оцениваете экономическую ситуацию в Орловской области? Как вы поддерживаете бизнес?

— Пока рано говорить по итогам этого года, у нас есть определенные цифры по первым пяти месяцам. По итогам 2020-го, тяжелого с точки зрения экономики, хочется отметить, что мы его закончили с положительной динамикой. У нас произошел рост промышленного производства на 105,3%, что гораздо выше общероссийского показателя. В этом году мы показали продолжение роста — более 107% к уровням 2020 года. По сельскому хозяйству у нас рост в 116% к 2019-му. Мы произвели рекордный объем урожая — 4,3 млн тонн, это 6 тонн на каждого жителя области.

Что касается доходной части бюджета, мы смогли прирастить к собственной доходной базе, несмотря на все сложности, 500 млн рублей. В целом бюджет Орловской области за ковидный период вырос на 6,9 млрд руб., то есть на 16%. При этом 2017 год, когда я начал работать, мы закончили с бюджетом в 28 млрд руб., а 2020-й — в 42 млрд руб.

Несмотря на трудности, мы не снизили в 2020 году показатели по объему инвестиций в основной капитал. Это почти 56 млрд руб. Кроме этого, мы увеличили и показали положительную динамику роста ВРП (валовой региональный продукт, измеряет валовую добавленную стоимость товаров и услуг, созданную резидентами региона. — Прим. ред.) — порядка 102,5% мы идем, что выше общероссийского показателя.

К тем планам, которые были заложены в бюджете 2021 года, мы за первые 5 месяцев смогли прибавить еще 2 млрд руб. Безусловно, такая ситуация внушает оптимизм, но она основывается не просто на статистике. В 2020 году финансовым блоком был предложен максимально комфортный набор видов услуг и мер поддержки в дополнение к федеральным. Мы, по сути, единственные пошли не по пути прямого запрета деятельности предприятий, а ввели так называемый заявительный принцип, по которому каждое предприятие вне зависимости от формы и своей стратегической значимости, соглашаясь выполнить все условия эпидемиологической безопасности, продолжает функционировать.

Неужели даже сфера услуг работала?

— Сферу услуг мы все же закрывали, так как ее было сложно контролировать. Но как можно было бы остановить, например, металлургический завод? Такого мы не делали. Мы сохранили деятельность экономики и в итоге попали в тройку российских регионов с самым незначительным закрытием предприятий. У нас всего 2,7% закрылось за время пандемии.

Да, работа эта была неприятной, очень нервной, все просили больше, но тем не менее мы видим результат. Более того, через наш фонд микрофинансирования мы предложили также форму поддержки, когда не попавшие в перечень пострадавших видов ОКВЭДов предприятия брали займы. Мы их списали, они безвозвратные остались. То есть мы это компенсировали за счет регионального бюджета. Тем самым некую диспропорцию, несогласованность центральных решений мы смогли компенсировать.

То есть, на ваш взгляд, позитивных показателей удалось достичь в первую очередь благодаря этим мерам поддержки?

— Благодаря спокойному, грамотному отношению к процессу и итогам пандемии. Потому что сохранившийся бизнес сейчас максимально заинтересован в том, чтобы развиваться, мы это видим в налоговых платежах.

Как сказалась такая мягкая политика по отношению к работе бизнеса на ситуации с коронавирусом в регионе?

— На сегодня (7 июня 2021 года. — Прим. ред.) в регионе выявлено 45 человек, заразившихся коронавирусом. При этом мы понимаем, что из 45 где-то 20 — это случаи, связанные с распространением вируса внутри лечебных учреждений. Человек по скорой попадает в больницу, и, когда нет возможности его в карантине держать, нужно оперировать, в реанимацию помещать, в итоге идет распространение. Вот таких случаев в сутки около 15–20. Мы сейчас этой проблемой занимаемся. «Моноковидный» госпиталь мы выводим из этого статуса, чтобы как раз не плодить заражение внутри больничных палат.

Что для вас лично было самым тяжелым в прошлом году? Что стало настоящим вызовом?

— Пожалуй, паника у людей. Самое сложное — убедить население, что ситуация непростая, но при этом нужно не паниковать, а наоборот, находить формы развития в новой реальности. Органы госвласти справились с этим нервозом очень быстро, потому что нам не дали передышки, никого не отправили домой, все постоянно были на работе. До ковида мы все считали, что у нас много работы, но в ковидный период все задачи осталось теми же самыми, а еще и ковид добавился.

Как это отразилось на ходе реализации нацпроектов?

— Реализация нацпроектов идет достаточно хорошо. Если в 2019 году нацпроекты по освоению бюджетных средств были исполнены на 89%, то в 2020-м — на 97%. Мы выполнили все показатели по прошлому году. Есть определенные трудности в рамках реализации 44-го закона по ряду подрядчиков. Поскольку если подрядная организация начинает срывать обязательства, то крайне сложно с ней расторгнуть договор, особенно при уплаченном авансе, при отсутствии возможности провести проверочные мероприятия в ковидный период. Но таких объектов у нас всего два, они небольшие, и мы уже завершаем по ним все процедуры.

А в этом году федеральный центр еще на 15% увеличил объем финансирования нацпроектов — это 6,9 млрд руб.

Какие направления у вас в приоритете?

— Правильнее сказать, что у нас нет неприоритетных. Безусловно, сейчас крайне важно здравоохранение: оснастить сердечно-сосудистые центры, оборудовать клиники онкологического направления, провести ремонт первичного звена. В 2020 году мы совершили настоящий прорыв по фельдшерско-акушерским пунктам (ФАП — Прим. ред.). Если в 2018–2019 годах мы даже себе представить не могли таких темпов, например, в 2018-м при поддержке администрации президента мы построили восемь ФАПов, то в 2020-м — уже 43.

Сейчас в приоритете строительства стоят школы, поскольку мы видим темпы роста жилого фонда. Если в 2018-м Орловская область построила 276 тыс. кв. м жилья, то в 2020 году — около 440 тысяч. По темпам ввода жилья наш регион занял первое место в Центральном федеральном округе. Параллельно с этим мы реализовывали свою собственную программу по ипотеке еще до старта федеральной. Мы субсидировали ипотечную ставку на один процентный пункт, еще на один ставку снижает банк и на один процентный пункт — застройщик. Тем самым была возможность снизить итоговый процент по ипотеке на три процентных пункта. К сожалению, у этого был и негативный итог: рост стоимости жилья за минувший год составил более 16%. Сейчас цена доходит до 80 тыс. руб. за квадратный метр.

На ваш взгляд, чего не хватает регионам для быстрого и гармоничного развития? Возможно, что-то на законодательном уровне?

— Нужно внимательно подойти к пересмотру 44-го закона. На сегодняшний день он уже выполнил ту задачу, которая перед ним стояла. Сейчас нужно по-другому подходить к выбору подрядчика по сопровождению строительства. Контроль должен быть разумным.

И необходимо включать большее количество мер по сбалансированности деятельности регионов. Я убежден, что прежде, чем говорить о каком-то инвестиционном развитии, необходимо сделать так, чтобы регионы имели сбалансированные возможности для выполнения своих первичных обязательств и для инвестиционного развития.

Только выполнив свои первичные соцобязательства, чем сейчас и занимается Орловская область, можно переходить к планам модернизации. Надеяться, что произойдет рывок за счет каких-то других источников, не приходится. Мы вынуждены те крохи, которые у нас есть, направлять на развитие, на новые проекты, но их недостаточно. Поэтому нужно обеспечить субъектам не только выполнение обязательств, но и наличие инвестиционных средств, именно региональных.


Еще по теме