GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
политика

Пессимизм Байдена и whataboutism Путина

Фото: ТАСС Фото: ТАСС

Накануне президенты РФ и США Владимир Путин и Джо Байден встретились в Женеве. Эта встреча стала для политиков первой с момента вступления Байдена в должность главы государства. В зарубежных СМИ саммит описывают по-разному — кто-то считает выигравшей стороной Россию, а кто-то настаивает на правильности спокойных шагов Байдена. Подробнее о реакции на саммит в мировой прессе — в материале журнала «Компания».

«Путин получил ровно то, что хотел»

Американский CNN рассказал о прошедшей встрече как о победе российского президента. «Путин приехал в Женеву и получил ровно то, что хотел. Ему оказалось достаточным просто объявиться в Швейцарии, чтобы покинуть ее с огромной дипломатической победой», — пишут журналисты.

На их взгляд, саммит оказался адаптирован к потребностям российского президента. Инициатором встречи стали США, что укрепляет Кремль во мнении, что в Путине видят лидера того же уровня, что и в американском президенте.

Журналисты отметили, что, несмотря на заявления об отсутствующей между президентами враждебности, Путин прибег к «обычной обличительной антиамериканской речи». При этом на пресс-конференции после встречи он продемонстрировал обычный для себя уровень уверенности.

«Путин настолько уверен в своей абсолютной власти на родине, что может отправиться на встречу с самым могущественным человеком в мире, и ему будет практически нечего терять», — отмечает CNN.

Привычный whataboutism

Комментируя выступление Путина, американские СМИ сошлись в одном: в критике относительно его любви к whataboutism («какнасчетизму»). Об этом, в частности, пишут Politico, The Guardian и CBS. Речь идет о риторическом приеме, когда в ответ на критику политик указывает на сходные события на Западе, начиная со слов «А как насчет…?». Особенно активно этот прием использовался в Советском Союзе в период холодной войны.

Такую тактику за время саммита Путин использовал неоднократно. Например, отвечая на вопрос о кибератаках на учреждения США, он упомянул атаки хакеров на Россию. Говоря о внутренней политике страны, президент раскритиковал США за отсутствие стабильности (здесь ключевыми аргументами стали бунт в Капитолии и убийство афроамериканца Джорджа Флойда).

Такое противопоставление США — большой шаг Путина к успеху на родине, сообщил CNN старший научный сотрудник программы «Россия и Евразия» Chatham House Кейр Джайлз. На его взгляд, энергичные ответы президента на вопросы, сыпавшиеся на него на пресс-конференции, усиливают его авторитет среди россиян, которые убеждены, что Запад — агрессивный и непредсказуемый партнер.

«Какими бы нелогичными не казались нападки Путина в дальнейшем, каждое его действие делается с расчетом на то, чем оно обернется для президента внутри страны», — считают журналисты.

Медленно, но верно

Что касается Байдена, то Washington Post указал на спокойные шаги президента. Журналисты назвали его курс стратегией пессимизма, а амбиции — менее грандиозными, чем у предыдущих президентов США.

«За свою политическую карьеру, охватывающую четыре десятилетия, президент Байден видел, как американские лидеры из обеих партий пытались изменить отношения между США и Россией и покидали свои посты, разочаровавшись», — напомнили они.

В WP считают, что Байден не будет пытаться перезагрузить российско-американские отношения. В вопросах перспектив изменения взглядов Путина по таким вопросам, как права человека, он будет умеренно пессимистичен. Такой подход уже дает свои плоды: в частности, политики договорились вернуть послов в столицы и возобновить зашедшие в тупик переговоры о стратегической стабильности. «Вероятно, это лучший результат, которого только можно было ожидать», — сказал аналитик по России в Rand Corp. Сэм Чарап.

Чувствительный к критике тинейджер

Придерживающийся консервативной ориентации Fox News оказался не так доволен политикой американского лидера. «Байден больше держался в обороне и был похож на подростка, кричащего родителям: ‘‘Я сделал домашнее задание’’. Между тем Путин подобен расслабленной, но бдительной игуане, которая греется на речной скале», — сказал телеведущий Грег Гатфелд.

Его коллега Джесси Уоттерс назвал встречу «в значительной степени лишенной достижений». Он напомнил, что в ходе саммита Байден назвал Путину сектора экономики, кибератаки на которые считаются неприемлемыми. «Как я это вижу: русские нас взламывают, а Байден приглашает Путина на саммит и дает ему список вещей, которые ему запрещено взламывать? И никаких последствий, нет сделки, ничего конкретного», — возмутился он.

New York Times указал на излишнюю чувствительность Байдена к критике. Речь идет о недовольстве его уступчивостью по отношению к Путину. Покидая пресс-конференцию, президент резко отреагировал на вопрос о том, как он может быть уверен, что поведение Путина изменится.

«Когда я такое сказал? Я сказал, что оно изменится, если остальной мир отреагирует на действия России, и это ослабит ее положение. Я ни в чем не уверен», — вспылил президент.

В побеге от дружбы

Еще одной темой для обсуждения стала организация вчерашней встречи. Особое внимание ей уделили журналисты New York Times. На их взгляд, саммит был тонко спланирован, чтобы избежать «малейших проявлений духа товарищества» — Путин приехал на виллу Ла Гранж сразу из аэропорта, через 15 минут прибыл Байден, они обменялись рукопожатиями и отправились на переговоры.

В противовес этой встрече NY Times ставит встречу Рональда Рейгана и Михаила Горбачева, которая прошла в Женеве в 1985 году. Кстати, тезис из их совместного заявления — «ядерную войну невозможно выиграть, и поэтому она не должна быть развязана» — Путин и Байден использовали в совместном заявлении.

«Контраст между той встречей и этой говорит о многом. Рейган, как известно, называл Советский Союз ‘’империей зла’’, но они с Горбачевым часами разговаривали, вместе обедали и пытались узнать друг друга. <…> Хоть это и был прекрасный день, и они [Путин и Байден] встретились в бывшем поместье на берегу озера, они не стали бродить по садам и не оставили впечатления, что попытались узнать друг друга получше. По словам Байдена, это был чисто бизнес», — заметили журналисты.