$ 77.09
 91.69
£ 106.09
¥ 70.53
 83.32
GOLD 1726.56
РТС 1440.82
DJIA 33745.40
NASDAQ 13850.00
 4466388.00
политика

ПМЭФ-2021: к Западу через Восток

Фото: РИА Новости Фото: РИА Новости

Россия, судя по заявлениям ее первых лиц, готовится к самым серьезным санкциям в новейшей истории. Но несмотря на это, состав гостей Петербургского форума может оказаться весьма представительным, а ожидаемая повестка — интереснее Давосской

О повестке ПМЭФ-2021, запланированного на 2-5 июня, пока известно немногое. На сайте Росконгресса сообщается, что делегация Американской торговой палаты проведет с РСПП традиционный «Бизнес-диалог Россия — Северная Америка», а молодые лидеры мнений и предприниматели из более чем 100 стран обсудят в рамках программы Friends of Lidership новые реалии посткризисного мироустройства и уникальные решения по борьбе с пандемией. И это пока все.

Список гостей держат в секрете

Неопределенность повестки форума объяснима, учитывая небывалую конфронтацию между Россией и Западом. Президент США не позволял себе личных нападок на российского коллегу даже в 2014 году, а Москва еще ни разу в новейшей истории не отзывала посла из Вашингтона. Правительство РФ всерьез готовится к новым санкциям, которые, судя по утечкам в американских СМИ, могут затронуть госдолг, привести к отключению России от SWIFT и кибератакам на объекты инфраструктуры.

Не спадает напряжение и в отношениях с Евросоюзом. 25-26 марта Европейский совет с подачи главы дипломатии ЕС Жозепа Бореля обсудит «поворот России к тоталитарному государству». Компромиссов не предвидится: если Владимир Путин призывает главу Евросовета к «деполитизированному формату взаимодействия», то министры иностранных дел ЕС сохраняют политические требования к России. Продолжается и «вакцинная война»: в Брюсселе заявляют, что «Спутник V» Евросоюзу не нужен, хотя число двухсторонних соглашений о производстве российской вакцины в ЕС растет.

По словам осведомленных собеседников журнала «Компания», потенциальных участников ПМЭФ-2021, в том числе из ЕС и США, уже довольно много. Но на случай жестких санкций против России список пока не оглашается. Официально подтвердить или опровергнуть эту информацию в Росконгрессе «Компании» не удалось.

Так или иначе, Петербургский форум остается первым очным посткоронавирусным мероприятием в Северном полушарии. И, учитывая лакуны в повестке Давоса (опережающее развитие Китая, провал борьбы с изменением климата, рост неравенства), ПМЭФ-2021 может восполнить их, предложив содержательные дискуссии по важнейшим глобальным проблемам. Видение которых в мире все больше различается.

Давос: триумф элитизма

Зарождение Всемирного экономического форума в 1971 году совпало по времени с неолиберальным поворотом, который социолог Кристофер Лэш, перефразируя Ортегу-и-Гассета, назвал «восстанием элит». Победа США в Карибском кризисе и вырождение «студенческой революции» 1968 года в аполитичный гедонизм убедили богатых, что ресурсов для внешней экспансии у СССР мало, а бедные за Западе не способны к эффективной консолидации. И, поскольку «общества не существует» (Тэтчер), элиты за последние 40 лет смогли вернуть себе часть сверхприбылей, брошенных на вэлфэр стейт после Второй мировой.

С консолидацией элит проблем, напротив, не возникло: первый European Management Forum в Давосе проходил под эгидой Еврокомиссии. Через два года западные управленцы уже обсуждали макроэкономику и внешнюю политику. Позже к ним присоединились лидеры арабских стран и Латинской Америки, искавший применения своей рабочей силе Китай. Давосу слал приветы и перестроечный СССР, принимавший свои конвульсии за «конвергенцию». Решая собственные проблемы, миллиардеры символически мирили на камеру Турцию с Грецией, Северную Корею с Южной, ФРГ и ГДР, палестинцев и израильтян.

Так прототип правительства ЕС помог миллиардерам создать эскиз «мирового правительства» в формате некоммерческой организации.

Это, пожалуй, самая богатая НКО в мире. Ежегодно 100 глобальных корпораций вносят в бюджет форума 240 млн швейцарских франков, а взносы и пожертвования участников колеблются от 25 до 600 тысяч франков с каждого. Еще около 40 млн франков в год тратят на безопасность форума власти Швейцарии. В последнее время платежи претендентов на участие достигают $1,5 млн — без гарантий выступления. Что несколько диссонирует с повесткой: редкий Давос в последнее время обходится без вздохов о растущем неравенстве.

Тем не менее, на «Давосской неделе» в этом году впервые выступил Владимир Путин, а в очном формате ВЭФ пройдет в Сингапуре на месяц раньше Питерского форума, и это сулит немало неожиданностей.

ПМЭФ: суверенная инклюзия

Петербургский международный экономический форум, основанный в 1997 году как символ порыва новой России к вестернизации, шел в кильватере Давоса десять лет. Сходство просматривалось даже в том, что первый ПМЭФ под эгидой Межпарламентской ассамблеи СНГ был «внутренним». Российская элита терпеливо слушала назидания западных гостей и объясняла Who is Mr. Putin, ожидая инвестиций и подтверждения своей «нормальности».

Перелом произошел к 2007 году, когда стало окончательно ясно, что сырьевые сверхдоходы не сделают русских бизнесменов на Западе равными, и что США и ЕС готовы делиться с Россией скорее цветными революциями, чем технологиями. Следствием стал разворот Москвы к суверенизации, признание Абхазии с Южной Осетией и присоединение Крыма.

Парадоксально, что как только уровень представительства РФ в Давосе снизился — статус иностранных гостей ПМЭФ вырос.

После войны с Грузией в Петербург впервые приехал президент Франции Николя Саркози, а после Крыма на фоне санкций — главы Греции, Китая, Саудовской Аравии, Италии, генсек ООН, председатель Еврокомиссии и т.д. При этом ни Владимир Путин, ни Дмитрий Медведев в гости к Клаусу Швабу больше не ездят.

Изменился с годами и формат Петербургского форума. В отличие от Давоса, повестка здесь формируется открыто, дискуссии публичны, а участники экспонируют свои достижения. Российская власть ощутила субъектность и хочет формировать международную экономическую повестку у себя дома.

Галактики разлетаются все дальше

Руководитель Центра германских исследований Института Европы РАН Владислав Белов считает, что в 2021 году повестка Петербургского форума будет включать энергетический переход и цифровую трансформацию, европейскую «зеленую сделку», трансграничное углеродное регулирование, водородную энергетику, где у России наметилось взаимодействие с Германией. Основные санкционные риски эксперт связывает с США и «Северным потоком — 2», но сомневается, что Вашингтон решится на крайние меры, поскольку это затронет интересы американских компаний.

Продолжится на форуме, по его словам, и диалог с Европой о ценностях, включая Крым, Украину и Навального. Аудит отношений из-за негативного фона сейчас невозможен, «поэтому со странами ЕС мы пока работаем в двухстороннем формате, и спасибо Берлину, что не предпринимается никаких действий, которые могли бы ухудшить экономические связи», — говорит Белов.

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукъянов констатирует, что повестка РФ-США фактически обнулена, прежний формат отношений с ЕС, связанный с выполнением Россией политических условий, исчерпан, а санкции от поведения Москвы уже почти не зависят.

«Есть фундаментальный тренд на расхождение, и не только в отношениях России с Западом . Идет процесс деконструкции механизмов и институтов международной политики, созданных в предшествующие десятилетия». — Федор Лукьянов

«Глобализацию это, конечно, не отменит, но ее универсальной модели, когда «весь мир под одним колпаком», не будет ни в экономическом плане, ни даже в коммуникационном. Защита суверенных территорий, попытки взять под контроль работу транснациональных компаний на этих территориях — все это будет происходить и внутри ЕС, и в отношениях между Европой и США, между США и Китаем», — уверен политолог.

Восточное партнерство по-русски

Китай и Европа будут главными партнерами России на ПМЭФ-2021, но, но словам Владислава Белова, рассуждать о «повороте на Восток» нет оснований. «Китай очень сложный партнер, он наказал нас с газопроводом «Сила Сибири», и глава государства правильно делает, не подписываясь на пекинскую инициативу «Один пояс — один путь». В условиях энергетического поворота, по которому идет весь мир, нам предстоит найти свое место между Западом и КНР», — считает ученый.

Тем не менее, на этот раз между Москвой и Пекином, похоже, действительно назревает антизападный альянс. Введение Европой первых за 30 лет санкций против Китая, его ответные санкции против ЕС, синхронные санкции США против китайской и российской оборонки — все это заметно изменило риторику Пекина. 24 марта главы МИД России и Китая подписали заявление о «глобальном управлении в новых условиях», обозначив общие красные линии для Запада. В нем утверждается, что демократия и права человека имеют «национальные особенности», а международное право, сформированное по итогам II мировой войны, имеет приоритет над продвигаемым США «новым миропорядком».

До сих пор Пекин резкостей себе не позволял, и это меняет ситуацию вокруг Петербургского форума. Скептики опасались, что из-за новых санкций США против России в Питер никто не приедет, но теперь есть основания полагать, что китайская делегация на ПМЭФ будет весьма представительной.

Об этом косвенно говорит и первая в своем роде отповедь, которую дал МИД КНР официальному Киеву в ответ на протесты против недавнего визита делегации китайских бизнесменов в Крым.

«Тех, кто сочтет для себя выгодным приехать на ПМЭФ, санкции не остановят, — предполагает философ, профессор МГЛУ, приглашенный профессор в Университете Ка' Фоскари Аркадий Недель. — Может быть, для многих этот форум окажется интереснее Давоса, как альтернативная площадка, где дают слово новым голосам и не ставят в подчиненное положение. И, конечно, нам пора перестать оправдываться. Это абсолютно неправильная парадигма, из-за которой рухнул Советский Союз. Нам нужна новая наступательная политика».