$ 75.65
 90.00
£ 100.80
¥ 72.25
 82.86
GOLD 1809.41
РТС 1299.23
DJIA 30046.24
NASDAQ 12036.79
коронавирус

Цена бесправия: как вахтовые поселки стали фабриками COVID-19

Фото: РИА Новости Фото: РИА Новости

Пока власти тешат столичный электорат ослаблением карантина, в вахтовых поселках на Севере и Дальнем Востоке бушует «отступивший» коронавирус. Причем здоровье вахтовиков не волнует ни крупнейшие компании, ни чиновников: сотни и тысячи зараженных держат в тесных бараках со здоровыми, а потом развозят по регионам. Недовольных успокаивают с помощью Росгвардии.

Крайне уязвимое положение рабочих многочисленных фирм-подрядчиков сырьевых монополий и диктат крупных компаний в регионах присутствия уже третий месяц мешают локализовать эпидемию COVID-19 на Севере и Дальнем Востоке РФ. Один из свежих очагов — город Свободный недалеко от Благовещенска Амурской области. Там «Газпром» возводит крупнейший в мире завод по очистке газа (42 млрд кубометров в год) для его поставок в Китай по трубопроводу «Сила Сибири».

Амурский ГПЗ: сотни зараженных, неофициально — тысячи

Информация о вспышке коронавируса на строительстве Амурского газоперерабатывающего завода (далее — АГПЗ), где работает около 30 тыс. человек, стала просачиваться еще в начале июня. Официально к середине месяца в Свободном заболевало менее 10 человек в сутки. Однако на стройку почему-то были стянуты войска химзащиты в противогазах, которые обрабатывали территорию антисептиками, а рядом спешно строился госпиталь на девять обсерваторов с запасом 10 тонн медикаментов. Сейчас работают 80 медиков из Петербурга и Башкирии.

17 июня в «Газпроме» сообщили «Интерфаксу», что симптомы ковида на АГПЗ найдены у 158 человек, но общее число зараженных не назвали. В Telegram-каналах сообщают, что на стройке в Свободном зафиксировано 170 случаев заражения. Однако вернувшиеся из Свободного вахтовики называют совсем другие цифры. Житель Челябинска Андрей, работавший на строительстве АГПЗ у подрядчика, турецкой компании «Ренессанс», предполагает, что он — один из нескольких тысяч заболевших. «Официально никаких справок или документов мне не дали, — цитирует его слова Znak.com. — Просто в общем чате строителей выложили список, у кого выявили коронавирус. Это больше 3000 человек».

По словам рабочего, «положительных» и «отрицательных» вахтовиков из разных регионов РФ и из Средней Азии держат вместе в комнатах обсервационных бытовок, со стройплощадки их не эвакуируют, врачей нет, лекарств не дают. В правительстве области и «Газпроме» общую численность инфицированных на объекте так и не назвали. Работы на объекте продолжаются.

Чаянда: «тысячи» зараженных разъехались по стране

До Амурского ГПЗ коронавирус вспыхнул на другом объекте «Силы Сибири» — Чаяндинском месторождении газа в Якутии, где работает 7,5 тыс. человек. Оно должно было стать сырьевой базой «Газпрома» для наполнения трубы, но группа инженеров компании заявила, что часть скважин пробурены с нарушениями и неспособны выдать расчетный дебит.

Сколько всего человек заразилось на Чаянде, ни в «Газпроме», ни в подрядных организациях тоже не говорят. Глава Якутии Айсен Николаев рассуждал весной о «тысячах» инфицированных, но в статистику по региону они, похоже, не попали. В мае минздрав республики сообщал, что тестирование на Чаянде прошли около 10 тыс. человек, и у трети был найден вирус.

В апреле вахтовики, возмущенные плохим питанием, муштрой и «скотскими» условиями работы в условиях эпидемии, объявили забастовку. Они потребовали от генподрядчика — компании «Стройтранснефтегаз» Геннадия Тимченко и ее дочки «Газартстрой» — поселить инфицированных рабочих отдельно от незараженных и эвакуировать желающих.

В мае администрация поселка была вынуждена остановить работу и начать эвакуацию. И тут выяснилось, что во всех группах, которые после обсервации покинули месторождение, на родине нашли зараженных. Так, в Омской области, куда из Якутии прибыло около 1,5 тыс. человек, коронавирус нашли примерно у 10 % вернувшихся. Теперь вахтовиков обзванивают и зовут назад: подрядчики говорят, что работы на Чаянде могут возобновиться в ближайшее время.

Саморезы, Росгвардия и парацетамол — как лечат ковид на Ямале

Не идет на спад эпидемия и в ЯНАО, где расположены десятки газовых и нефтегазоконденсатных месторождений «Газпромнефти», «Роснефти» и «Новатэка». С начала пандемии там зарегистрировано 11 тыс. заболевших и 62 умерших. Власти уверяют, что инфекции на месторождениях стало меньше. Но зато, как сообщает ИА «ЯмалПро», начался стремительный рост заболеваемости в населенных пунктах: 1098 случаев в Новом Уренгое и 391 в Салехарде. Прирост идет со скоростью около 300 человек в день.

После конфликта в Сабетте, откуда «Новатэк» сначала не выпускал инфицированных вахтовиков, проживавших вместе с «чистыми», а потом развозил их самолетами по стране, вызывая вспышки эпидемии в регионах, губернатор ЯНАО Дмитрий Артюхов заявил о наведении порядка с перевахтовкой. Однако тысячи рабочих по-прежнему заражаются в рабочих общежитиях.

Так, с 1 июня в одном из грязных бараков поселка Пурпе заперли 60 сотрудников сервисной компании «Когалымнефтегазгеофизика», половина которых больны, сообщает Znak. Вместо лечения им заблокировали окна саморезами, а из препаратов дают только парацетамол. «По телевизору нам рассказывают и показывают, как все хорошо, как мы побеждаем коронавирус, — цитирует издание замдиректора компании Сергея Плахотного. — Президент Путин рассказывает, что парад можно проводить, голосование по поправкам в Конституцию. Все это безопасно. А на деле — совсем другое. У меня два мальчика с COVID в критическом состоянии в больнице! Родители умоляют их спасти, а я ничего поделать не могу! Звоню в Тарко-Сале в больницу, прошу госпитализировать ребят. Мне говорят: "Мест нет, койки все заняты". Такая же ситуация в Губкинском».

Еще один очаг инфекции разгорелся в гостинице «Тундра» поселка Тарко-Сале, где закрыли свыше 70 вахтовиков перед отправкой на объекты «Новатэка», сообщает ИА «ЯмалПро». По словам рабочих, десятки зараженных держат вместе с незараженными, из-за этого число больных растет и карантин в обсерваторе продолжается уже месяц. После конфликта «Новатэк» вывез часть из них из Тарко-Сале в Надым, в разрушенный детский сад. Рабочие отказывались туда заходить четыре часа — их загоняла внутрь Росгвардия.

Отраслевые Telegram-каналы пишут, что полпред в УрФО Николай Цуканов требует от Ямала и Югры остановить завоз больных вахтовиков. Но как это будут делать губернаторы, неясно: НОВАТЭК открывает свой аэропорт на Сабетте, несмотря на запреты местного Роспотребнадзора, а в «Роснефти» на звонки от главы Югры вообще трубки не берут.

Ковид-диссидентство начальников и стихийные протесты рабочих

Из-за поправок в Конституцию и под давлением экономической целесообразности российские власти де-факто перешли от стратегии сохранения жизней к стратегии скорейшей выработки коллективного иммунитета. Она предполагает максимальное заражение, при котором часть популяции погибнет, поскольку ни лекарства, ни вакцины от COVID-19 пока нет.

Политолог Дмитрий Абзалов не ждет нового ужесточения карантина после 1 июля. «Запрет потреблять в потребительской экономике страшнее войны, — напоминает он. — В США 30–40 % безработных, экономика в моменте падала на 40 % ВВП, а это тянет вниз цены на нефть. Еще одно такое падение мы просто не переживем».

Дарвинизм власти вполне коррелирует и с общей атмосферой в российском социуме, и с эволюцией отношения работодателей к вахтовикам. Если в начале нулевых сменная работа на Крайнем Севере считалась денежной, то уже к началу «десятых» вахтовик, как и некогда зажиточный дальнобойщик, был маргинализирован. Средняя зарплата на месторождении не превышает 70 тыс. руб., и работник в любой момент может быть оштрафован или уволен.

Вице-президент Конфедерации труда России Олег Шеин в беседе с «Ко» связал это с изъятием из Трудового кодекса в 2000 году права на забастовки, с урезанием прав профсоюзов, с широким использованием труда мигрантов и с перетоком от 15 до 33 млн граждан в неформальную занятость. Сегодня вахтовики — такой же прекариат, как азиатские гастарбайтеры, с которыми россияне на месторождениях всё чаще делят хлеб и кров.

Тем временем количество заболевших в регионах растет по всей стране, говорит лидер медицинского профсоюза «Альянс врачей» Анастасия Васильева.

«Только что говорила с медсестрой из города Богдановича Свердловской области: там болеют сестры, доктора, но больница продолжает плановый прием, — сообщила она "Ко". — И все молчат, запрещено говорить об этом перед голосованием. Вчера в Москве чуть доктора не уволили за то, что он отказался голосовать. И так везде: Омск, Новосибирск, Кемерово, Мурманск, Архангельск. В Московской области голосование, несмотря на опасность заразиться, проходит в работающем детском саду. На предприятиях голосовать обязуют и больных, и здоровых: не придешь — уволят или не заплатят. Конечно, они там друг друга заражают. А профсоюзы нормальные мало где есть».

По словам Дмитрия Абзалова, вторую волну коронавируса промышленные районы переживут легче: власти и медицина к ней готовы, а люди на стройках преимущественно молоды. Но многое будет зависеть от созависимости местных чиновников и компаний в моногородах: даже на пике эпидемии первым нужны налоги, а вторым — работоспособность коллектива.

По прогнозу Олега Шеина, промышленные регионы РФ ждет серия ожесточенных стихийных протестов рабочих, подобных волнениям на Ленских приисках в царской России. Профсоюзы могли бы цивилизовать этот протест, но рабочие боятся в них вступать, опасаясь немедленного увольнения. «Сама система подталкивает их к стихийным протестам», — говорит Шеин.