GOLD 1582.40
РТС 1008.85
DJIA 21181.48
NASDAQ 7201.80
ПМЭФ-2021

«Творческие люди хорошо создают, но совершенно не умеют продавать»

Фото: Новодережкин Антон / ТАСС Фото: Новодережкин Антон / ТАСС

Почему народные промыслы заинтересовали Минпромторг, с какими проблемами сталкиваются владельцы «творческого» дела и о том, существует ли разница между мужским и женским бизнесом — в интервью журналу «Компания» рассказала замминистра промышленности и торговли Гульназ Кадырова.

Гульназ Маннуровна, в эти дни на сессиях ПМЭФ вы говорите о креативных индустриях. А какую роль Минпромторг играет в их развитии?

— Мы сегодня с коллегами на сессии как раз говорили о том, что есть некие подходы с международной точки зрения для определения контура креативной индустрии. ООН объявила 2021 год Международным годом креативной экономики. Все экономисты мира сходятся на том, что это наиболее растущий сектор. Он дает самую высокую добавленную стоимость за счет того, что в структуре себестоимости продукции большая доля творческого труда. К примеру автомат Калашникова: после того как специалисты поработали над дизайном, он стал стоить дороже в разы.

Мы для себя отметили три направления креативной индустрии, которые поддерживаем: мода, промышленный дизайн и народно-художественные промыслы. Если говорить о последнем сегменте, то это порядка 300 территорий небольших городов (от 10 до 100 тысяч человек), у которых есть промышленные предприятия. Есть юридическое понятие, когда конкретные предприятия привязаны к конкретным территориям, продукция может выпускаться только на территории этого региона.

Например, Подмосковье и гжель. Не может быть настоящей гжели с Дальнего Востока. Может быть только гжель, выпущенная исторически в Московской области.

Хотя сейчас появляется много контрафакта, например, когда под видом русских матрешек завозится товар из Китая. Мошенники забирают долю рынка у добросовестных производителей, поэтому нам нужно защищать права наших игроков.

С экономической точки зрения, насколько отрасль народных промыслов существенна для государства?

— В целом по деньгам она небольшая: 8 миллиардов рублей, наверное, на сегодняшний день. Мы считаем, что это недооцененная сфера, поскольку чуть больше 5% — это юрлица, соответственно, 95% — это физлица, самозанятые.

У нас в законопроекте о поддержке и развитии народно-художественных промыслов появилась статья о саморегулировании. Мы хотим, как во многих странах, где есть ремесло, чтобы оно занималось саморегулированием: внутри организации утверждают стандарты, подтверждают технологии и несут ответственность друг за друга. Тем самым будет поддерживаться качество.

Еще один инструмент, который появится в законе, — территории сохранения традиций. Хотим им придать особый статус, поговорить, как и кем, с какими привилегиями будут эти территории. Наша задача — поддерживать такие территории, но мы не может сохранять производство в стагнирующем городе. Если там не остается молодежи, то не будет кадров и технологий. Важно, чтобы регионы и эти территории развивались.

Мы думаем, и Ростуризм согласен с нами, что необходимо заводить туда туристический поток, увеличивать доходную базу территорий, учитывая, что культура интересна и иностранным туристам. 10 таких проектов вошли в «пилот» Ростуризма, 5 из них будут продемонстрированы на ПМЭФ.

Какие у ведомства есть программы для продвижения российских народных промыслов за рубежом?

— Не может быть нашего промысла за пределами, он возможен только на территории России. С точки зрения продаж есть такой инструмент. У нас есть цифровая платформа на 11 языках мира. С ее помощью мы даем возможность любому ремесленнику, производителю из любой точки страны зарегистрироваться на платформе и продавать свою продукцию.

Это как маркетплейс?

— Да. Я рекомендую туда зайти, там много интересных изделий

А сколько на платформе участников?

— Уже тысячи. Мы делаем сейчас отдельную платформу для арабского мира — у нас была встреча с Бахрейном на эту тему. Знаете, наш хрусталь очень востребован в арабском мире.

— Какие у Минпромторга есть инструменты поддержки креативных индустрий сегодня?

— По большей части это грантовая поддержка. Это когда юрлицу даются средства на реализацию конкретного проекта для достижения конкретной цели. Средства безвозвратны. Это такая форма субсидирования.

А есть субсидия, когда вы получаете средства для развития производства, но дальше вы обязаны создать этот продукт. Налоговые поступления от продаж должны компенсировать государству его затраты.

Но творческие проекты, о которых мы говорили, возможно, и не приведут к конечному результату, поэтому мы уходим в грантовую поддержку. И фонд президентских грантов выделит около 3 млрд рублей в 2021 году на реализацию таких проектов.

Каковы главные препятствия для развития креативных индустрий в России?

— Есть общая проблема творческих людей: они хорошо создают, но совершенно не умеют продавать. Не знаю, надо ли их этому учить или же им должны помогать специалисты. Творческие люди совершенно не умеют считать свои затраты. Они не умеют заниматься вопросами ценообразования.

Вы часто говорите о поддержке женщин в предпринимательстве, производстве. ТАСС ранее писал, что вы выступили с предложением создать отдельные кредитные продукты и финансовые инструменты для поддержки российских женщин. Что это за идея?

— На самом деле СМИ что-то напутали, у меня никогда таких предложений не было. Напротив, я говорила, что нет женского и мужского бизнеса: риски в нем одинаковы для обоих полов. А вот банковское сообщество отмечает, что кредиты охотнее выдают женщинам, а не мужчинам, поскольку они меньше рискуют и лучше просчитывают риски. Не знаю, правда ли это, но таковы выводы нашего банковского сектора.

Если говорить о женском предпринимательстве, то есть уникальная идея одной девушки, закончившей химфак МГУ. Она создала серию средств на основе химэлементов для ухода за одеждой: к примеру, жидкий утюг, устранение запахов.

Многие знают Александру Калошину — она создала платформу дизайнерских решений из текстиля. Любой заинтересованный творческий человек может отправить ей через цифровые каналы свою идею, а она реализует ее в виде текстильной продукции. Ее работы уже шестой год попадают в шорт-лист как наиболее креативные рисунки.

У нас есть прорывные проекты. И на их примере мы хотим научить девчонок не бояться, идти и творить, никогда в себе не сомневаясь, вне зависимости от города, в котором они живут. Я сама из небольшого города — Набережные Челны. Росла в среде, где мне всегда говорили, что ты должен много учиться, упорно трудиться, и тогда у тебя все получится. И вот сегодня я общаюсь с вами.