$ 74.09
 90.04
£ 104.88
¥ 68.21
 82.00
GOLD 1835.34
РТС 1552.63
DJIA 34220.56
NASDAQ 13377.90
 4061727.00
мнения

Вирус для бизнеса: как импортеры фруктов и овощей перенесли COVID-19

Фото: Агентство «Москва» Фото: Агентство «Москва»

В России дорожают свежие овощи и фрукты, причем настолько, что плодоовощная продукция вышла в лидеры по росту цен даже по оценкам Росстата. Платить втридорога отечественному покупателю приходится вовсе не за тропическую экзотику, цены взлетели на лук, картофель, бананы и яблоки. Но поставщики «скоропорта», в том числе импортеры, сверхдоходы подсчитывать не спешат. Пандемия заставила их пересмотреть географию поставок, большую часть организационных процессов и маржу. В ближайшие месяцы импортерам предстоит всерьез пересмотреть ассортиментную матрицу в пользу поставок более бюджетных овощей и фруктов, пишет в колонке для журнала «Компания» гендиректор компании «Артель» Елена Ипполитова.

В режиме затянутых поясов

Пандемия стала серьезным испытанием для бизнеса, завязанного на импорт плодоовощной продукции из Китая. Последний остается одним из ведущих поставщиков овощей, а до недавнего времени и фруктов в Россию: на наши прилавки из Поднебесной везут лук, чеснок, перец, кабачок и даже картофель. По нашим оценкам, с убытками столкнулись до 90% участников рынка. Дело не столько в закрытии границ весной 2020-го, из-за которого встали поставки. Куда больше трудностей создавали стихийно меняющиеся правила работы для экспортеров. Так, с апреля 2020 года обязательной для водителей стала виза «С», из-за чего в Китай не могла попасть ни одна машина, а потери снова легли на плечи поставщиков. Также полностью поменяли порядок транспортировки грузов – загрузка шла строго по очереди, потерей места в которой грозило, к примеру, открытое окно машины. Нового места ждали до двух недель, и не важно, во что за это время превращался груз...

Не лучше шли дела в Египте, откуда было не вывезти картофель и апельсины, в Кении, где застрял авокадо. А в России фуры со «скоропортом» часами простаивали на жаре, ожидая разрешения на транзит между регионами. Потери в результате нередко достигали 100% (обычный уровень издержек в бизнесе колеблется в районе 20%).

Снятие ограничений позволило вздохнуть свободнее, однако большинство компаний не смогли выйти в плюс даже к весне, продолжая работать в режиме затянутых поясов. Темпы восстановления в числе прочего будут зависеть от открытия границ и решения проблемы с дефицитом рабочей силы: в случае претензии заказчика товар на складах по-прежнему некому перебирать и он отправляется на свалку, а сработавший в убыток поставщик выплачивает штраф.

Логистика на вес золота

Транспортные издержки в пандемию также реально зашкаливали – вспомните хотя бы историю с поставками имбиря, которому приписывали противовирусные свойства. Цена позиции в закупке прошлой весной доходила до 5000 рублей, а ценник на фуру из Китая поднялся вчетверо, до миллиона рублей. Такое ценовое ралли уже в прошлом, однако подорожавшая логистика по-прежнему будет создавать дополнительные трудности для участников рынка оптовых поставок ФРОВ.

Казалось бы, в России вырос импорт фруктов и овощей из Турции, Эквадора и ЮАР, а значит, тренд должен быть обратным (цена на морские перевозки ниже автомобильных). Однако цены на транспортировку еще с прошлого года задирают транспортники. Так, увеличила ставку фрахта датская компания Maersk, умудрившаяся, несмотря на падение объема перевозок, завершить второй квартал 2020 года с выросшей чистой прибылью. И пока причин для изменения расценок на рынке нет. К тому же драйвером, пусть и не связанным с пандемией напрямую, остается курс доллара – оплата портовых сборов, услуг иностранных специалистов осуществляется в иностранной валюте. Выросли расходы и на автоперевозки из Китая – работа по новым правилам для сотрудников транспортных компаний обернулась удорожанием логистических услуг и на «наземном» направлении.

За заработком – в сегмент «эконом»

В ближайшие месяцы импортерам предстоит всерьез пересмотреть ассортиментную матрицу в пользу поставок более бюджетных овощей и фруктов. Россияне и раньше не отличались повышенным вниманием к категории ФРОВ. Так, по нормам Минздрава нормы потребления фруктов и овощей составляют 140 кг и 100 кг на человека в год, в 2019 года реальное потребление по этим категориям достигало лишь 108 кг и 62 кг. Очевидно, что в условиях пандемии тренд только ухудшится.

Так, из ассортимента поставщики уже исключают дорогое авокадо Хаас в пользу бюджетного, хотя и проигрывающего по вкусовым качествам Фуэрте. Упали объемы поставок киви, ананасов, гуавы, манго. В прошлом остались и еженедельные поставки свежей китайской брокколи машинами – та же Х5 Retail Group заказывает лишь мини-партии. Ставку сделали на бюджетные позиции: в овощах ими стали картофель и капуста, из фруктов – бананы, апельсины, яблоки. По итогам января 2021 года импорт только картофеля вырос десятикратно. На треть увеличился импорт апельсинов, на 5% – огурцов, почти на 15% – лука и чеснока.

Локдаун… в руку

Несмотря на продолжающиеся из-за роста заболеваемости коронавирусом локдауны на зарубежных рынках, мы не прогнозируем дефицита импортных овощей и фруктов. Напротив, продление запретов в той же Европе обещает для отечественного рынка стать выгодным. Ведь активными потребителями плодоовощной продукции из Турции традиционно выступают европейские кафе и рестораны, которые пока так и не вернулись к полноценному формату работы. В результате турецкие поставщики попросту вынуждены переориентировать свои поставки, в том числе и на российский рынок (кстати, по итогам 2020 года Турция уже нарастила поставки фруктов в Россию на треть). И для последнего это может стать сдерживающим фактором для роста цен на фрукты и овощи категории fresh.

Закрытия границ в той же Турции по аналогии с Китаем образца 2020 года рынок не ожидает. Скорее всего, ограничения не коснутся бизнеса, и страна продолжит экспорт плодоовощной продукции, в том числе в Россию.

Равнение на доллар

Сегодня влияние пандемийных ограничений на рынок оптовых поставок овощей и фруктов остается минимальным, если не считать необходимости компенсации прошлых убытков. Рынок все увереннее приходит в себя после пандемии, и ситуацию как с ассортиментом, так и с географией поставок все больше определяют такие традиционные факторы, как сезонность, а также действующие внутри страны ограничения на импорт определенных товарных позиций. Так, в ближайшие месяцы можно ждать роста цен на яблоки, ведь запас отечественного товара на складах близок к исчерпанию, на рынке его будет заменять яблоко из Чили, Сербии и ЮАР, которое традиционно обходится дороже. Также из-за сезонности рост цен ждет “борщевой набор”, то есть овощи, которые в нем используются, включая картофель, морковь и лук, но цены в этом сегменте подстегнет и низкая урожайность прошлого года.

Значимым фактором останется динамика курса доллара: в текущих условиях, когда российская валюта теряет в весе, цены на рынке будут предсказуемо расти. Также будут расти и расходы импортеров: инвойсы на товар традиционно формируются в долларах, от суммы которых зависят также уплачиваемый НДС и таможенные пошлины. Если падение рубля продолжится, ценового скачка рынку точно будет не избежать.

Обратный эффект может иметь для рынка снятие ограничений на импорт ряда товарных позиций, прежде всего цитрусовых и косточковых из Китая. Ведь они в числе прочего предопределили мощнейшее падение импорта из этой страны (почти на 60% по итогам 2020 года). Если ограничения на импорт будут сняты, цены на фрукты по крайней мере для регионов Дальнего Востока, Сибири и Урала станут ниже.