$ 75.65
 90.00
£ 100.80
¥ 72.25
 82.86
GOLD 1809.41
РТС 1299.23
DJIA 30046.24
NASDAQ 12036.79
персона

«Железные» люди государству не интересны

Григорий Сизоненко Григорий Сизоненко

«Железо» предсказуемо идет ко дну. Дело не только в том, что процессорные технологии последние 20 лет развивали только энтузиасты, а в том, что государство фактически вычеркнуло эту составляющую из ИТ-отрасли, отдав предпочтение программному обеспечению. О том, в чем причина этого и какие последствия ждут страну, «Компания» поговорила с генеральным директором компании «ИВК» Григорием Сизоненко.

Григорий Евгеньевич, в своих интервью вы часто говорите, что импортозамещение в сфере ИТ наносит вред отрасли и государству. Прямо скажем, идете вразрез, почему?

— Потому что термин «импортозамещение» сбивает ориентиры цифровизации отечественной экономики. Суть не в том, чтобы заменить «чужое на свое», а в том, чтобы обеспечить технологическую независимость России в сфере ИТ. Это требует больших усилий разработчиков ПО и «железа», чиновников, обеспечивающих нормативную базу, заказчиков, переводящих свою цифровую инфраструктуру на отечественную программно-аппаратную платформу. А слово «импортозамещение» открывает убежище для людей, которые хотят ничего не делать, но «ставить галочку» в графе реализации госпрограммы. Классно выступить и сказать: «А мы уже 1С сделали!» Но почему же ваше импортозамещающее решение разработано под Windows и x86 Intel? Вы, вкладывая деньги в разработку подобных приложений, еще больше усиливаете зависимость государства от тех фундаментальных технологий, которые Запад когда-то преподнес нам как панацею!

И в 1990-е годы, и в «нулевые» страна просто плыла по течению и радовалась технологиям, которые получала от зарубежных партнеров. Мы тратили на их приобретение миллиарды долларов. В итоге цифровые ресурсы России оказались очень жестко привязаны к американской процессорной архитектуре и монопольной операционной системе.

Когда в 2015 году заговорили об импортозамещении, то многие на ИТ-рынке и во власти надеялись: поговорят-поговорят и успокоятся, ведь импорт просто нечем заменять. А государство за эту тему взялось крепко. Сейчас уже существует отечественное системное и прикладное ПО, способное работать на компьютерах с российскими процессорами, утверждены госпрограммы, сроки выставлены. Движение есть. Но пока немного не в ту сторону — стратегически мы продолжаем быть зависимыми от американцев.

Премьер-министр недавно в Иннополисе сказал: «Россия — это не то государство, которое должно быть ведомым».

— Идея совершенно правильная! Но для ее реализации нужна правильная стратегия развития отрасли ИТ. Если же мы продолжим заниматься вопросами импортозамещения, то никогда не станем ни самостоятельными, ни тем более ведущими в сфере ИТ. Поэтому я в своих публикациях и выступлениях не устаю повторять: в стране должна быть амбициозная стратегия развития в области информационных технологий.

Разве ее нет?

— Формально есть. Действующая версия утверждена Дмитрием Медведевым в 2014 году. Но, к сожалению, это не стратегия государства, у которого есть большие геополитические интересы, фактически она закрепляет технологическую зависимость России от внешних поставщиков.

В новой стратегии до 2036 года, которую сейчас активно обсуждают, отражены амбициозные планы?

— В том-то и дело, что не отражены! По крайней мере, в том варианте, который был представлен на рассмотрение отрасли. В документе говорится о замещении импортного прикладного софта, выдвигается даже амбициозная задача обеспечения лидерства России в этой области… Но вопросам развития базовых программных и аппаратных технологий, созданию фундамента цифровой экономики — технологической паре «процессор — операционная система» — уделено полстроки. Я не утрирую — буквально полстроки из всего документа. Возможно, этот перекос порожден тем, что важнейший стратегический документ поручено написать специалистам Высшей школы экономики. Нет сомнений в их высокой экспертизе в экономической сфере, но компетенций в ИТ им явно недостает.

Разве в России нет экспертов из отраслевых институтов, которые понимают, что стратегия развития ИТ должна базироваться на неразрывной связи «железа» и ПО? Но в новом проекте стратегии софт искусственно оторвали от «железа», назвав софтверный сегмент отраслью информационных технологий. Не понимая, что нельзя стать технологически независимым, развивая только приложения! Кстати, показательно, что и на встрече Михаила Мишустина с представителями отрасли в Иннополисе не было компаний, связанных с «железом».

Когда правительство говорит: «Россия станет высокотехнологичным центром за счет снижения налогов и увеличения поддержки для ИТ-отрасли», это правильно. Но кто будет воплощать эти планы в жизнь? Даже если мы будем выпускать в десять раз больше программистов, мы не рванем на качественно новый уровень. Мы лишь подготовим еще большую армию специалистов, которые будут работать всё с теми же американскими технологиями и усиливать нашу зависимость от чужих разработок.

Обсуждая стратегию развития отрасли, мы всё время недоговариваем главного: что она должна развиваться на собственных технологически независимых платформах. Отечественные разработчики решают эту задачу зачастую в инициативном порядке: российские программные и аппаратные решения уже есть, они вполне дееспособны — берите и используйте. Но долгосрочную задачу в масштабах всей отрасли всё же должно сформулировать государство. Оно должно сказать: «Я вижу цель развития информационных технологий только в достижении технологической независимости». Сейчас таких слов чиновники не произносят.

Вообще стоит вступать в процессорную гонку с американцами или китайцами, которые сейчас наращивают компетенции?

— Я вас «разочарую». Мы в эту гонку давно вступили. И прочно укрепились в числе лидеров. По процессорам мы круче китайцев. Во многом благодаря энтузиастам, которые, вопреки рыночной конъюнктуре, финансировали разработку собственных процессорных архитектур — например, «Эльбруса». Это позволило России стать вторым (после США) в мире государством, обладающим собственным процессором. А у Китая, при всем уважении к их достижениям, нет собственной процессорной архитектуры. Они свои процессоры делают на базе покупной архитектуры ARM. Мы же одновременно занимаемся и ARM-овским направлением, и собственной архитектурой.

Должно ли государство давать госзаказ на программно-аппаратные комплексы? Или рынок сам отрегулирует их создание?

— Нет, рынок самостоятельно никогда это не отрегулирует. Когда решались задачи обеспечения ядерной безопасности или лидерства в ракетно-космической отрасли, что у нас, что у американцев главным заказчиком было государство. Такой же подход должен быть к ИТ. Сегодня именно ИТ — фундаментальная отрасль, которая определяет будущее всей экономики.

Только в силах государства наконец объединить усилия Минпромторга, который отвечает за разработку процессоров, и Минкомсвязи, занимающейся софтом.

Как показывают события, государственные деньги становятся всё более «токсичными»: складывается впечатление, что система так устроена, что подводит под уголовное дело. Вам кажется, найдутся исполнители госзаказа?

— К сожалению, это правда: государство недружелюбно к бизнесу. Особенно к инновационному, требующему риска и нестандартных решений. Кажется логичным, что люди, осуществляющие государственный контроль, должны понимать: в рыночной экономике конкурентные преимущества обеспечивают только нестандартные прорывные решения. Поэтому они должны поддерживаться государством, а не становиться поводом к уголовному преследованию. Но, к сожалению, все происходит наоборот. Мы это видим по коллегам из ИТ-компаний, которых по результатам формальных проверок назначили преступниками. Контролирующим органам проще оперировать четырьмя арифметическими действиями, чем сделать усилие и разобраться в том, по каким объективным законам развиваются технологические инновации. Не исключаю, что каждый из проверяющих хотел бы, чтобы экономика нашей страны развивалась и крепла. Но те регламенты, которые над ним довлеют, заставляют тормозить ее развитие. Это реальная беда. Надеюсь, что люди, отвечающие за развитие государственной системы контроля, обратят внимание на отрицательную эффективность нынешних критериев и мер по оценке деятельности бизнеса.

Импортозамещение, по крайней мере, обязывает чиновников покупать российские операционные системы...

— Вот если бы еще государство вместо слова «импортозамещение» написало «технологическая независимость», то чиновник был бы вынужден покупать и отечественный процессор, иначе целый пласт российской промышленности оставили за бортом.

Россия покупает в год порядка 6 млн компьютеров (в лучшие времена было 14 млн). Если хотя бы половину из этих 6 млн мы будем оснащать российским процессором, это возродит отечественную радиоэлектронную промышленность. Ведь 3 млн — это работа многих заводов, выпускающих материнские платы, электронно-компонентную базу, разъемы, кабели, корпуса...

Очевидно, что устройства, сделанные на отечественных процессорах и с отечественной компонентной базой, будут дороже. То есть рынок должен быть готов платить за технологическую независимость?

— Да, сначала компьютеры или планшеты будут дороже. Но я думаю, уже при выходе на производство миллиона устройств в год их цена будет соизмерима с иностранной техникой. И этот миллион должно приобрести государство для своих нужд, если всерьез озабочено задачей становления отрасли ИТ.

Давайте вернемся к операционным системам. В чем может быть преимущество российских?

— Россия обладает одним из крупнейших в мире ресурсов, который позволяет создавать эти операционные системы. Это репозиторий «Сизиф», на базе которого производится линейка российских ОС «Альт». В мире таких репозиториев всего четыре, три из них контролируются американцами либо зависимыми от них партнерами. Заинтересованы ли они в поддержке архитектуры российского процессора, в развитии российских базовых технологий? Разумеется, нет! Поэтому крайне важно, что технологии развития российского репозитория позволяют производить операционные системы, которые одинаково работают и на американской х86, и на e2k — архитектуре, разработанной российскими инженерами, и на ARM, и на mips... По сути репозиторий — это «фабрика», на которой мы можем собирать, условно говоря, и Ford, и «Ладу».

Очевидно, что если давать пользователям альтернативные системные решения, то они по функциональности должны быть не хуже тех, к которым люди привыкли. Например, сложилось мнение, что отечественные компьютеры ни в какое сравнение не идут с импортными. Заблуждение? Ответственно утверждаю — да! Его корни в том, что российские инженеры сделали процессор, позволяющий запускать приложения, написанные и под процессор Intel х86. Для этого придумали двоичный транслятор. Инженерная задача была решена на отлично, но потребитель сталкивался с тем, что во время трансляции сигнала из одной системы в другую приложения «подвешивали» компьютер на длительное время.

Вывод на рынок компьютера с таким гениальным решением, но с безумно плохими потребительскими качествами надолго испортил репутацию отечественной компьютерной техники. Между тем ряд приложений, написанных под процессор «Эльбрус», обеспечивают более высокое быстродействие, чем их аналогии, «заточенные» под х86. Это особенно наглядно проявляется при работе счетных задач. А применение совместно с процессором «Эльбрус» отечественной операционной системы «Альт» позволяет добиться производительности процессора, сопоставимой с Intel.

Эти показатели говорят о том, что Россия должна делать ставку на достижение технологической независимости в сфере информационных технологий.

По вашей оценке, сколько времени потребуется, чтобы эту задачу решить?

— Однозначно немного! Прежде всего, этого должно захотеть государство. А инженерные знания и обкатанные технологии на рынке уже есть.

Процесс нужно возглавить, прежде всего обозначив амбиции в стратегии развития отрасли информационных технологий.

Как только стратегическое принципиальное решение по развитию отечественных ОС и «железа» будет принято, подтянутся программисты, которые создадут аналоги всех популярных приложений и сервисов. Только для таких разработчиков и будут оправданы налоговые льготы. Тогда бюджетные деньги пойдут на развитие национальной технологической независимости, на ее поддержку и укрепление. А она зиждется на двух «китах»: процессоре и операционной системе. С них и надо начинать становление отрасли ИТ.