$ 76.75
 91.11
£ 100.90
¥ 73.40
 84.91
GOLD 1926.11
РТС 1145.72
DJIA 28301.46
NASDAQ 11530.98
мнения

Деньги на «базу»

Дмитрий Медведев. Фото: ТАСС Дмитрий Медведев. Фото: ТАСС
Константин Корищенко — профессор РАНХиГС, бывший зампред Центробанка России

Дмитрий Медведев вернулся в новостную повестку, предложив сделать всех россиян «пенсионерами» — ввести в стране безусловный базовый доход. Общественная дискуссия традиционно свелась к вопросам: кому платить и сколько. Однако гораздо важнее решить, зачем это делать, потому что безусловный доход вовсе не гарантирует решение имеющихся социальных проблем, но порождает новые.

Безработные и богатые

Идея unconditional basic income, или безусловного базового дохода (ББД), сглаживающего разрыв между бедными и богатыми, существует на протяжении тысячелетий. Еще в древнешумерском обществе пять тысяч лет назад бытовала норма о прощении или уменьшении долгов. В древнееврейских общинах существовала практика, когда средства, собираемые со всех членов в субботу, распределялись местным самоуправлением на нужды страждущих. Позже идея принимала форму отрицательного налога, когда с богатых взимался налог по прогрессивной шкале, а бедным, наоборот, что-то доплачивалось, и существующей сейчас в США системы Wellfare. Известно, что темнокожее население США пользуется этим инструментом очень активно: статистика подтверждает, что есть семьи, где в третьем поколении никто не работает и живет исключительно на пособие.

На Аляске выплаты из ресурсного фонда проводятся более 30 лет. С ББД экспериментировали (преимущественно безуспешно) в Иране, в Финляндии, Индии, сейчас запускают пилотный проект в Германии. Идея вновь актуальна. Прежде всего это связано с растущим повсеместно неравенством.

Автор нового «Капитала» Том Пикетти доказал, что скорость концентрации капитала выше темпов экономического роста, что провоцирует имущественное неравенство, которое возрастает со временем. Одним из инструментов решения этой проблемы видится введение безусловного базового дохода.

Однако эта инициатива порождает множество дополнительных вопросов, помимо очевидных — сколько и кому платить.

Во-первых, нужно определиться, что является экономической целью общества, которое вводит ББД. Объявление целью рост ВВП, а сейчас это актуально в большинстве стран, может привести к положительному результату, только если растет производительность труда. Однако на практике, как правило, производительность труда не растет, в том числе и потому что эта цель не очень близка и понятна значительной части населения.

Есть мнение, что введение ББД позволит бороться с дефляцией. Сейчас во многих странах Европы, в Японии и США очень низкая инфляция или даже дефляция.

«Вертолетное разбрасывание» денег может простимулировать спрос. В этом контексте базовый доход рассматривается как монетарный инструмент, который позволит бороться с дефляцией и может выступить альтернативой отрицательным процентным ставкам.

Известно, что деньги, попавшие в руки не очень богатых людей, тратятся в основном на товары и услуги, в то время как состоятельные люди приобретают финансовые активы. Соответственно, если раздавать небольшие суммы всем, то это может стимулировать спрос и повысить уровень инфляции. Однако в условиях бурного роста стоимости финансовых активов в ряде стран даже небогатое население вовлекается в игру на фондовом рынке.

Без пенсии и семьи

Вопрос безусловного дохода тесно связан с проблематикой пенсионного обеспечения. В одной из моделей, например, предлагалось демонтировать пенсионную систему, а деньги из бюджета распределять в рамках безусловного базового дохода всем людям от рождения до завершения рабочего возраста — например, 60–65 лет. Такой механизм, по мнению авторов, позволил бы резко упростить пенсионную систему и снизить организационные затраты. Однако в условиях сложившегося хронического дефицита пенсионных систем большинства стран не очень понятно, как и за счет каких ресурсов сделать первые шаги по переходу на эту модель.

Еще один серьезный вопрос, о котором следует говорить при обсуждении нового механизма распределения средств, — это резкое возрастание роли государства.

Гражданин, получающий базовый доход, фактически становится если не «рабом государства», то человеком, сильно зависящим от него. Это может привести к совершенно неприятным последствиям — выигрывать выборы будет именно тот кандидат, который будет обещать больший ББД.

Во избежание этого регулирование должно быть передано в руки независимого органа, например — Центрального банка, который не зависит (по крайней мере, не должен зависеть) от политической системы.

Обществу надо быть готовым, что одним из последствий внедрения безусловного базового дохода может стать постепенный демонтаж института семьи. Исторически семьи во многих странах существуют как ячейки, где один из членов семьи — главный источник дохода, а остальные если и не иждивенцы, то, по крайней мере, существенно пользующиеся этим доходом. Если каждый будет получать известную сумму просто по факту своего существования, то экономический стимул держаться вместе пропадает. Это подтверждено статистикой во время экспериментов по внедрению ББД.

Но всё же основной вопрос, на который, с моей точки зрения, должен быть дан ответ, это — не сколько платить. Очевидно, что сумма будет очень сильно варьироваться от страны к стране и даже от региона к региону внутри страны. Для примера возьмем Россию, где есть субъекты федерации, которые по размеру валового регионального продукта равны беднейшим странам Африки, и есть столичный регион, ВРП которого на уровне небольших развитых стран.

Гораздо важнее определить, за счет чего или кого деньги для выплаты безусловного базового дохода будут возникать.

Здесь тоже большое разнообразие идей: от очевидного налогообложения богатых людей и крупных корпораций (что может привести как минимум к замедлению бизнеса, а как максимум — к попытке вывести капиталы и бизнес за пределы страны) до совершенно ультрасовременных предложений о взимании так называемого налога на роботов. Но наиболее традиционным все же является предложение брать эти деньги за счет оборотного налога, что также не будет способствовать активному развитию рынка внутри страны.

Плата за невостребованность

ББД перестает быть «добровольным» и осознанным способом решения морально-социальной проблемы, способом улучшения благосостояния всего населения, инструментом борьбы с бедностью. Он становится вынужденным ответом на выдавливание человека из сферы производства.

Очень быстрое «размножение» технологических решений привело к тому, что ИТ-системы становятся не только самовоспроизводимыми, но и саморазвивающимися и самообучающимися, то есть могут не только подстраиваться под нужды пользователя, но и улучшать себя самостоятельно. Это сделало вопрос «Нужна ли творческая искра, человеческая энергия, чтобы творить и создавать что-то?» очень актуальным.

Пожалуй, именно это и является ключевым вопросом в дискуссии о базовом доходе. Считается, что ББД дает человеку, который потерял свою работу из-за технологического прогресса, средства для того, чтобы переучиться, повысить свою квалификацию, найти новое место работы. Однако далеко не все люди готовы переобучаться и, возможно, не по одному разу — ситуация может напоминать гонку кошки за собственным хвостом, когда полученные знания или навыки устаревают к моменту завершения переобучения. Получается, что ББД как механизм финансирования совершенствования человека в производственном смысле как минимум дискуссионен, если не сказать сомнителен. И даже аргумент, что ББД может позволить развивать творческие способности человека к музыке, стихосложению, искусству в целом, даже спорту, вызывает вопросы, потому что достичь успеха без многолетних тренировок невозможно.

Не стоит ожидать, что люди, получившие базовый доход, массово начнут заниматься творчеством, даже для себя. ББД позволяет удовлетворить основные человеческие потребности, но по факту может окончательно вычеркнуть человека из серьезного производственного процесса.

Да, малый бизнес — кафе, парикмахерские, — где бизнес неотделим от человеческого общения, конечно останется, но из большого высокотехнологичного бизнеса человек в массе своей начнет выпадать.

Серьезное научное обсуждение идеи ББД идет уже 400 лет. Однако в XXI веке эта проблема превратилась из философско-моральной в технико-технологическую. Сегодня ББД скорее — инструмент экономической политики, такой же, как отрицательные процентные ставки, или государственный долг, или прогрессивная шкала налогообложения. Его полезность и эффективность может определяться уровнем ставки, балансом бюджета и пенсионной политики, а социальные, моральные, философские последствия — пока открытый вопрос. Но всё же точка, в которой результат подобного нововведения будет проявляться наиболее ярко, — это образование. Сегодня молодой человек, который поступает на бакалавриат, может оказаться в ситуации, когда выбранная им профессия через четыре года потеряет актуальность. 

Фактически все мы в ближайшее время будем поставлены перед фактом, что огромное количество профессий, которыми овладевали люди, больше не нужны. Безусловный базовый доход превращается в компенсацию за невостребованность.