$ 79.85
 90.08
£ 108.03
¥ 69.92
 86.78
GOLD 1831.17
РТС 1324.40
DJIA 34645.15
NASDAQ 13861.40
BTC/USD 38379.00
бизнес

Уроки российской винной географии

Фото: 123rf / Legion-Media Фото: 123rf / Legion-Media

Где в будущем появится русское Grand Cru и названия каких аппелласьонов уже пора учить сомелье рассказывает Дмитрий Евтеев, автор телеграм-канала «Цитрон Цюрупинский».

Российское виноделие все громче заявляет о себе. Давно прошли те времена, когда бутылки, сошедшие с конвейера где-то под Анапой, считались тяжким крестом пропойных алкоголиков, не способных наскрести на что-то съедобное. Алкоголики остались, но новейшее российское вино им уже недоступно. Первоначальное удивление от стоимости российского вина давно сошло на нет, теперь быть алкоголиком с таманским портвейном стоит недешево.

Свое вино в России есть, это бесспорно. Во всем мире ценятся вина даже не отдельных хозяйств, а территориальных общностей — терруаров, выделенных в аппелласьоны.

Существуют такие сегодня в России? Есть ли предпосылки для появления? Что необходимо для того, чтобы российский аппелласьон заучили винные школы Австрии и Франции, спотыкаясь о «Ч» и «Ц» нашего языка? Разобрались в нашей AOC — системе отделения Крыма от Севастополя и долины Дона от Долины Волги?

Аппелласьон — официально признанная сообществом виноделов территориальная общность, отличающаяся историей, технологией, природными условиями и своими утвержденными сортами винограда для винификации.

AOC (Appellation d’Origine Contrôlée) — система аппелласьонов во Франции, которую можно принимать за эталон деления.

прочитать весь текст

Конечно, за аппелласьоны можно признать сложившуюся систему ЗГУ/ЗНМП. Но она, нарисованная кадастровыми инженерами по административным границам, ничего общего с географией, историей и сельским хозяйством не имеет. В этой системе «ценностей» соседями по терруару являются и винодельни, производящие премиум вина, и винзаводы, радующие потребителя объемной тарой и высоким градусом (каноничный пример: премиум бренд «Галицкий и Галицкий» соседствует с винхозяйством «Долина»).

Наблюдая за развитием винодельческих проектов в России, нельзя не отметить кучкование виноделов по разным укромным местечкам, откуда вот-вот появится великое вино России. Или не появится, если инвестиции и энтузиазм закончатся раньше.

Несколько таких местечек можно отследить уже сейчас. Их определяют несколько отличительных черт: компактность (виноделы далеко друг к другу не ездят), наличие первооткрывателя (вино — это человек), схожие природные условия (тут уж повезло, так всем сразу). Предложу, как бы могли называться AOC, а также дам кратную характеристику каждому аппелласьону. 

1. Семигорско-Опаринский, или «Путь Ленина»

Первооткрывателем этого терруара можно назвать Геннадия Опарина, инициатора фермерского виноделия в прианапской зоне. Сам для себя, а также для весьма обеспеченных виноделов‑энтузиастов первопроходец открыл окрестности совхоза «Ленинский Путь» между Новороссийском и Анапой. Несмотря на то что вина самого Опарина не столь известны (а также весьма критикуемы винным сообществом), такие имена, как Имение «Сикоры» и «Вилла Виктория» (Villa Victoria), прочно вошли в историю российского виноделия.

  • Отличительные сорта: каберне фран, каберне совиньон, совиньон блан, рислинг.

  • Состав участников: Имение «Сикоры», «Винодельня Нестерова» (Nesterov winery), винодельня «Фервино» (FerVino), винодельня «Тристория». 

2. Чернореченско-Швецовый, или Родной

Говоря о терруарах российских вин, не упомянуть окрестности села Родное под Севастополем невозможно, как и первооткрывателя этих мест для современного виноделия — Павла Швеца. Сам он рассказывает, как буквально накладывал листы топографических, геологических и почвенных карт, чтобы найти свой винный рай. Не удивлюсь, если вообще слово «терруар» первым в Крыму применил именно он.

Павел открыл эту землю вокруг села Родное еще до того, как это стало трендом, и сюда потянулись первые лица госбанков и торговли автомобилями в Химках.

  • Отличительные сорта: верховья Черной речки уже славятся красными винами редких сортов — сира, неббиоло, пино нуар; низовья гремят шардоне и мускатом.

  • Список участников: Uppa Winery, Мангуп, Рем Акчурин, Домен Липко, Бельмас. 

3. Каратау-Репинский, или аэродром Бельбек

Патриарх крымского виноделия, Олег Репин, облюбовал окрестности плато Кара-Тау, где высадил свой небольшой виноградник чуть в стороне от глиссады 38 истребительного авиационного полка ВВС РФ. За ним пришли в эти места и другие энтузиасты. Отличительная особенность терруара в том, что многие виноделы здесь не высаживали лозы с нуля, приобретая возрастные виноградники, существующие со времен винных совхозов СССР. Как полеты истребительной авиации над виноградниками влияют на них, пока достоверно неизвестно.

  • Отличительные сорта: терруар сейчасизвестен красными винами сортов сира, саперави, каберне совиньон, мерло.

  • Список участников: Олег Репин, проект «Бельбек» (Belbek), «Александровская Усадьба», «Винодельня 78», Ирина Богович, «Домен Липко» (Domaine Lipko) (они работают в двух терруарах), «Усадьба Перовских». 

4. Восточно-Николаевский, или Молдаванский

Наверное, единственный кластер, который изначально закладывался как терруар. Семья Николаевых (известная по страховой компании «Наста», проданной Zurich) более 15 лет назад выкупила крупный участок земли в Крымском районе Краснодарского края, частично продав его впоследствии таким же энтузиастам, по слухам, подрабатывающим в Минпромторге в межсезонье. Сравнительно неподалеку, на основе совхоза «Аврора», было создано предприятие «Шато ле гран Восток» (хутор Садовый), где также одними из первых стали готовить российские вина нового поколения.

По соседству расположились виноградники «Олимпа», принадлежащего ГК «Лудинг». Несмотря на долгое по российским меркам использование терруара «стреляют» разные типы вин. Прежде всего, интересны игристые и выдержанные красные вина.

  • Отличительные сорта: красностоп, каберне фран, шардоне, вионье, алиготе.

  • Список участников: «Лефкадия», «Мантра», «Шато ле гран Восток», винзавод «Олимп». 

5. Волжско-Гусевский, или Русский Зимостойкий

Самый маленький из терруаров, имеющий уже двадцатилетнюю историю, а также свой неповторимый профиль. Условия терруара близки к экстремальным, но находятся энтузиасты, кто готов вкладывать средства и усилия в развитие волжского виноделия. Здесь есть свой лидер со степенью кандидата сельскохозяйственных наук — Дмитрий Гусев, чей отец (Эдуард Гусев) начинал с высадки лоз столового винограда, а также организации опытного хозяйства гибридных форм вместе с ученым А. И. Потапенко. Вина интересны все, что производятся в этой местности, однако объемы довольно скромны. Выживут тут немногие, но есть потенциал для био- и эковиноделия — в таких условиях выживают редкие вредители, а это уже полдела на пути единения с природой. 

  • Отличительные сорта: Мариновский, Августовский (местные гибридные формы), мерло, красностоп, совиньон блан.

  • Список участников: винодельня «Гусевъ», винодельня «Покровская», винодельня «Зимовец», «Вилла София».


Перечислил я всех виноделов России? Конечно, нет. Я упомянул только те проекты, где видится некоторая общность и общая идея. Существует, например, винная деревня под Анапой (организованная изначально также Геннадием Опариным), но ее сложно рассматривать как аппелласьон — это кооператив, сложившийся в определенном месте. Можно упомянуть соседей Гай-Кодзор и Шумринку, которые также работают рядом, но при этом имеют кардинально отличающиеся портфели вина. Есть целая плеяда авторов, работающих на Дону, — но там сложно говорить о какой-то общности, иногда от хорошего вина до хорошего вина необходимо проехать более 100 километров.

Есть ли уже сложившиеся аппелласьоны? На сегодня нет, выше мы говорили о тех общностях, что имеют перспективы для роста, но уже могут быть обозначены на карте России (для электронной версии обратитесь к проекту «Цитрон Цюрупинский»). Скорее всего, понимание, что русский терруар существует, придет в нескольких районах сразу. Произойдет это без указания Минсельхоза сверху, просто не надо этому процессу мешать.

Как мне видится, указанные выше сорта могут стать титульными для каждого из обозначенных районов. К сожалению, почти никто из виноделов пока не готов к узкоспециализированной работе, чтобы сделать ставку на одно из направлений.

Пока мы так и не смогли найти свой почерк страны в виноделии, будь то местная интерпретация мировых винных трендов или работа с совершенно не известными Западу сортами (технологии мы вынуждены брать там). Как автор, я надеюсь, что в ближайшее десятилетие это произойдет.

А от домашнего вина пора потихоньку отходить. Сейчас как раз тот момент, когда от него можно отказаться в пользу качественного российского виноделия новой волны.